Родственники Льва Николаевича Толстого. Толстой лев николаевич и толстой алексей константинович родственники


Толстые: прошлое и настоящее - Родословные записки

Толстые: прошлое и настоящее - Родословные записки

[Recent Entries][Archive][Friends][Profile]

10:08 pm

[Link]

Толстые: прошлое и настоящее

Иван Петрович, граф Толстой(1685-1728)

|

|

|

Андрей Иванович Толстой( 1721-1803)

Фёдор Иванович Толстой(1725-1789)

|

|

|

|

|

|

Пётр Андреевич Толстой(1746-1822)

Илья Андреевич Толстой(1757-1820)

Степан Фёдорович Толстой(1756-1809)

|

|

|

Константин Петрович Толстой(1780-1870)

Николай Ильич Толстой(1794-1837)

Пётр Степанович Толстой( 1798-1862)

|

|

|

Алексей Константинович Толстой(1817-1875)

Лев Николаевич Толстой(1828-1910)

Александр Петрович Толстой(1821-1906)

|

|

Илья Львович Толстой(1866-1933)

Николай Александрович(1849-1900)

|

|

|

|

|

|

Владимир Ильич Толстой(1899-1967)

Илья Ильич(1897-1970)

Алексей Николаевич Толстой(1882-1945)

|

|

|

Олег Владимирович(1927-1992)

Никита Ильич Толстой(1923-1996)

Никита Алексеевич Толстой(1917-1994)

|

|

|

Пётр Олегович Толстой(род.1969)

Анна (Фёкла) Никитична Толстая(род.1971)

Татьяна Никитична Толстая(род.1951)

Таблица показывает родство между шестью представителями рода: писателями Алексеем Николаевичем, Алексеем Константиновичем, Львом Николаевичем и Татьяной Никитичной Толстыми и телеведущими Фёклой Толстой и Петром Толстым.

Источники информации: 1. Толстой С.М. Древо жизни. Толстой и Толстые. -- Москва, 2002. 2. Dimitry Tolstoy-Miloslavsky. The Tolstoys: Genealogy and Origin -- Alicante, Spain. 1991

Tags: Россия

 

Толстые

У Никиты Ильича есть еще дочь Марфа (ок. 1966), я с ней в одном институте работаю (и даже, кажется, в одном отделе).

Кстати, хотя Толстые в целом не являются моими родственниками, Федор Толстой Американец - мой кровный родич (через Майковых).

From:Date:
abw11
December 7th, 2005 02:30 pm (UTC)
(Link)

С 4-го по 6-ое декабря проходила конференция, на которой был зачитан доклад о графе Иване Ивановиче Толстом (он -- не из потомства Петра Андреевича). Одним из содокладчиков должна была быть внучка Ивана Ивановича (1858 - 1916) -- Людмила Ивановна. Но из-за преклонных (83) лет графиня не приехала.

У татьяны толстой уж больно жидовская морда...по мамкиной линии сары были?

Фамилия матери Татьяны Толстой -- Лозинская, из дворянского рода. О национальности ничего сказать не могу. Возможно, еврейка, но, скорее, полячка: еврейских дворянских родов было крайне мало.

From:Date:
abw11
April 2nd, 2008 05:00 pm (UTC)
(Link)

А вот её маму звали Татьяна Борисовна Шапирова.

From:Date:
(Anonymous)
August 17th, 2007 08:31 am (UTC)

Почему так избирательно?

(Link)
А как насчет Володи Толстого, который директор музея Ясная Поляна и брат и Петру и Анне-Фёкле? А Илья Ильич Толстой?Вообще, почему вы не отобразили еще одну веточку от Владимира Ильича (1899-1967) в сторону упомянутых мною Толстых?

С уважением,Алёна Воробьёва

From:Date:
ljonik
August 17th, 2007 08:37 am (UTC)

В догонку

(Link)
Я вообще-то тоже из блоговских. Написание собственного прозвища мне не нравится, но так и не удосужилась разобраться с тем, как его изменить, поэтому и не вошла под ним сразу. Но что уж тут скрывать...Жду ответа.

Алёна Воробьёва

Re: В догонку

(Link)

Избирательность в некоторой степени намеренна: показаны только те представители рода, которые наиболее известны. Директор Ясной Поляны, хотя и является фигурой значимой, всё же большинству известен меньше, чем даже Фёкла Толстая...

Кто хочет знать правду об убогих отвратительных иштякобашкирах, которые считают себя ариями как фашисты! Прочитайте не поленитесь. Повести и рассказы, писателя Мамина сибиряка, Рассказ Байгуш!!! Писатель написал, как ишбашкиры паразитировали на Урале!!! И вы все поймете! Ленин наверняка тоже читал рассказ Байгуш Мамина сибиряка!! В наше время Рахимов с сыном и башкирами и с серыми волками ограбили республику! И продолжают паразитировать до сих пор! Надо восстановить Уфимскую губернию! Снести памятник конный бандита террориста Салавата в Уфе!!! Который пропагандирует, вдохновляет до сих пор ТЕРРОРИЗМ в России!!!

genealogist.livejournal.com

Родственники Льва Николаевича Толстого

Родители Льва Николаевича Толстого, граф Николай Ильич Толстой и княжна Мария Николаевна Волконская, поженились в 1822. У них родились четыре сына и дочь: Николай, Сергей, Дмитрий, Лев и Мария. Родные писателя стали прототипами многих героев романа «Война и мир»: отец – Николая Ростова, мама – княжны Марьи Болконской, дед по отцу Илья Андреевич Толстой – старого графа Ростова, дед по матери Николай Сергеевич Волконский – старого князя Болконского. У Л. Н. Толстого двоюродных братьев и сестер не было, так как его родители были единственными детьми в семьях.

По отцу Л. Н. Толстой находился в родстве с художником Ф. П. Толстым, Ф. И. Толстым («Американцем»), поэтами А. К. Толстым, Ф. И. Тютчевым и Н. А. Некрасовым, философом П. Я. Чаадаевым, канцлером Российской империи А. М. Горчаковым.

Род Толстых возвысил получивший титул графа сподвижник Петра I Петр Андреевич Толстой (1645-1729). От его внука, Андрея Ивановича Толстого (1721-1803), прозванного за многочисленное потомство «Большое гнездо», и пошли многие знаменитые Толстые. А. И. Толстой являлся дедом Ф. И. Толстого и Ф. П. Толстого, прадедом Л. Н. Толстого и А. К. Толстого. Л. Н. Толстой и поэт Алексей Константинович Толстой приходились друг другу троюродными братьями. Художник Федор Петрович Толстой и Федор Иванович Толстой-Американец были двоюродными дядями Льва Николаевича. Родная сестра Ф. И. Толстого-Американца Мария Ивановна Толстая-Лопухина (т.е. двоюродная тетя Л. Н. Толстого) известна по «Портрету М. И. Лопухиной» художника В. Л. Боровиковского. Поэт Федор Иванович Тютчев приходился шестиюродным братом Льву Николаевичу (мама Тютчева – Екатерина Львовна – была из рода Толстых). Сестра Андрея Ивановича Толстого (прадеда Л. Н. Толстого) – Мария – вышла замуж П. В. Чаадаева. Ее внук, философ Петр Яковлевич Чаадаев, следовательно, являлся троюродным дядей Льву Николаевичу.

Имеется информация, что прапрадедом (отцом прадеда) поэта Николая Алексеевича Некрасова был Иван Петрович Толстой (1685-1728), который был и прапрадедом Льва Николаевича. Если это действительно так, то получается, что Н. А. Некрасов и Л. Н. Толстой – четвероюродные братья. Троюродным дядей Л. Н Толстому приходился канцлер Российской империи Александр Михайлович Горчаков. Бабушка писателя по отцу, Пелагея Николаевна, была из рода Горчаковых.

У прадеда Л. Н. Толстого, А. И. Толстого, был младший брат Федор, потомком которого стал писатель Алексей Николаевич Толстой, запечатлевший своего предка Петра Андреевича Толстого в романе «Петр I». Дед А. Н. Толстого, Александр Петрович Толстой, приходился четвероюродным братом Льву Николаевичу. Следовательно, А. Н. Толстой, прозванный «красным графом», был четвероюродным внучатым племянником Льва Николаевича. Внучкой А. Н. Толстого является писательница Татьяна Никитична Толстая.

По материнской линии Л. Н. Толстой состоял в родстве с А. С. Пушкиным, с декабристами С. Г. Волконским, С. П. Трубецким, А. И. Одоевским.

А. С. Пушкин был четвероюродным дядей Л. Н. Толстого. Мама Льва Николаевича приходилась четвероюродной сестрой поэту. Общим их предком был адмирал, сподвижник Петра I Иван Михайлович Головин. В 1868 Л. Н. Толстой познакомился со своей пятиюродной сестрой Марией Александровной Пушкиной-Гартунг, некоторые черты которой он впоследствии придал наружности Анны Карениной. Декабрист, князь Сергей Григорьевич Волконский был троюродным дядей писателя. Прадед Льва Николаевича, князь Дмитрий Юрьевич Трубецкой, женился на княжне Варваре Ивановне Одоевской. Их дочь – Екатерина Дмитриевна Трубецкая – вышла замуж за Николая Сергеевича Волконского. Брат Д. Ю. Трубецкого – генерал-фельдмаршал Никита Юрьевич Трубецкой – был прадедом декабриста Сергея Петровича Трубецкого, который, следовательно, Льву Николаевичу приходился четвероюродным братом. Родной брат В. И. Одоевской-Трубецкой, Александр Иванович Одоевский, являлся дедом поэта-декабриста Александра Ивановича Одоевского, который, получается, был троюродным дядей Л. Н. Толстого.

В 1862 Л. Н. Толстой женился на Софье Андреевне Берс. У них родились 9 сыновей и 4 дочери (из 13 детей 5 умерли в детстве): Сергей, Татьяна, Илья, Лев, Мария, Петр, Николай, Варвара, Андрей, Михаил, Алексей, Александра, Иван. Внучка Л. Н. Толстого, Софья Андреевна Толстая, стала последней женой поэта Сергея Александровича Есенина. Праправнуками Льва Николаевича (правнуками его сына – Ильи Львовича) являются телеведущие Петр Толстой и Фекла Толстая.

Жена Л. Н. Толстого, Софья Андреевна, была дочерью врача Андрея Евстафьевича Берса, который в молодости служил у Варвары Петровны Тургеневой – матери писателя Ивана Сергеевича Тургенева. А. Е. Берс и В. П. Тургенева имели роман, в результате которого появилась внебрачная дочь Варвара. Таким образом, у С. А. Берс-Толстой и И. С. Тургенева была общая сродная сестра.

putdor.ru

Что надо помнить, чтобы никогда не перепутать Льва Толстого с Алексеем Толстым

5 сентября 2017 года исполняется 200 лет со дня рождения Алексея Константиновича Толстого, одного из самых ярких представителей этой славной фамилии. И «сиятельный крестьянин» Лев Николаевич, и «советский граф» Алексей Николаевич были при жизни признаны классиками – не избежал этой судьбы и их старший однофамилец. Однако его посмертная биография оказалась менее счастливой: до сих пор многие цитируют его строки, не представляя, кто был их автором.

Потомки князя

Знаменитый род Толстых, среди которых были не только литераторы, но и скульпторы, художники и другие известные в России люди, ведет свое начало от литовского князя Индриса. А знаменитый Петр Андреевич Толстой, дипломат, российский посланник в Турции, соратник и друг Петра I, награжденный за заслуги перед Отечеством графским титулом, - общий предок и создателя «Войны и мира» Льва Николаевича, и автора «Петра I» и «Хождения по мукам», «Аэлиты» и «Гиперболоида инженера Гарина» Алексея Николаевича, и Алексея Константиновича. О последнем представителе знаменитой фамилии мы знаем меньше всего. Между тем, весельчак, остроумец, «тролль XIX века», заслуживает того, чтобы мы его помнили и время от времени перечитывали.

Эксклюзивная сказка

Алексей Константинович, приходившийся троюродным братом Льву Николаевичу, вошел в историю литературы совсем еще маленьким. Алеша рос без отца, его воспитывал брат матери Алексей Перовский. Судя по всему, мальчик отличался живостью нрава и непокорностью, поэтому Перовский прибег к небанальному педагогическому ходу: он написал для племянника (тому было 8–9 лет) страшную сказку «Черная курица, или Подземные жители». Эта сказка считается первым в России оригинальным авторским произведением для детей. То есть именно ради правильного воспитания Алеши Толстого был создан на русской земле столь популярный впоследствии жанр, которому отдадут дань, кстати, и более молодые Толстые (Алексей Константинович на 11 лет старше Льва Николаевича и на 65 – Алексея Николаевича).

Типичный дворянин

Как и троюродный брат, Алексей любил охоту. Правда в отличие от молодого Льва Николаевича, страстью к кутежам и азартным играм не отличался, хотя в карты тоже умел играть с юных лет. Зато обладал недюжинной силой: рассказывали, что он с легкостью разгибал подковы и мог при помощи пальцев вогнать гвоздь в стену. Многочисленных странностей, в отличие от знаменитого автора эпопеи «Война и мир» и «Анны Карениной», за ним тоже особенно не замечали, за исключением разве что увлечения спиритизмом.

Алексей Константинович Толстой жил типичной жизнью русского дворянина-интеллигента середины века. Он поздно женился (его будущая жена, которую звали Софья – как и супругу Льва Николаевича, - долго не могла получить развод), детей, в отличие от своего более литературно знаменитого родственника, не имел, служил при дворе, но одновременно очень скептически относился к власти. Босиком, в отличие от брата Льва, не странствовал, в зрелом возрасте предпочитал жить за рубежом или в своем черниговском имении.

Для публики он был в первую очередь успешным драматургом, но исключительное остроумие помогало ему выражать свое отношение к российской действительности в таких стихах, которые зачастую просто не могли быть опубликованы в стране. При этом речь шла о веселой и одновременно глубоко философской сатире на весь наш нелепый, но такой милый быт.

Кстат: Если музей-усадьба Льва Толстого в Ясной Поляне известна на весь мир, то про музей-усадьбу Алексея Толстого, расположенную в Красном Роге, знают далеко не все. Между тем, в ней граф провел детские годы, не раз возвращался в любимые места потом, здесь же и был похоронен.

Дом-музей А.К. Толстого в Красном РогеДом-музей А.К. Толстого в Красном Роге

От «Истории государства…» до Козьмы Пруткова

Его знаменитое стихотворение «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева» было опубликовано лишь после смерти автора, иначе ему не поздоровилось бы. В этой озорной пародии на знаменитый труд Карамзина обыгрывается фраза «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» из «Повести временных лет», и вся история России предстает как безнадежное стремление хоть к какому-то порядку. Лишь однажды удалось добиться временного успеха:

Иван Васильич ГрозныйЕму был имярекЗа то, что был серьезный,Солидный человек.

Приемами не сладок,Но разумом не хром;Такой завел порядок,Хоть покати шаром!

Жить можно бы беспечноПри этаком царе;Но ах! ничто не вечно –И царь Иван умре!

Позднее к этой «Истории» не раз приписывали дополнения, что лишний раз подтверждает верность наблюдений и иронии Алексея Константиновича.

Именно Алексей Константинович Толстой является основным автором «произведений Козьмы Пруткова» – вместе со своими друзьями, тремя братьями Жемчужниковыми и Александром Аммосовым, он придумал уморительного в своей серьезности персонажа, «директора Пробирной палатки» которому приписывались соответствующие стихи и афоризмы.

Козьма Прутков Козьма Прутков

Кто не слышал псевдоглубокомысленных «афоризмов» вроде «Если на клетке слона прочтешь надпись "буйвол", не верь глазам своим», «Смотри в корень!», «Бди!», «Никто не обнимет необъятного»! Издевательство над напыщенным самонадеянным «автором» больно ранило многих литераторов того времени, не без оснований узнававших в Козьме Пруткове собственные черты.

Жертва морфия

Троллинг удался на славу, но истинные творцы этой пародии долгое время не были известны – Жемчужниковы признались в мистификации лишь через несколько лет после смерти Толстого. Если Лев Толстой дожил до 82 лет, и кто знает, сколько бы он мог прожить, если бы не унесшее его в могилу воспаление легких, то Алексей скончался в 58 лет. Он много лет мучился сильными головными болями, с которыми медицина справиться не могла. Спасался Толстой морфием – дозы становились все больше, смертельно опасное «лекарство» его и убило.

www.eg.ru

Судьба Алексея Толстого

[ Радио Свобода: Программы: Культура ]

[20-02-05]

Судьба Алексея Толстого

Автор и ведущийИван Толстой Иван Толстой: Наша программа сегодня приурочена к 60-тилетию со дня кончины прозаика, драматурга, поэта, сказочника, публициста, журналиста Алексея Николаевича Толстого, который скончался 23 февраля 1945 года, немного не дожив до Дня победы. Противоречивая фигура. Поклонников его литературного таланта, пожалуй, столько же, сколько противников его гражданской позиции. Я надеюсь, что в сегодняшней программе, мы с нашей гостьей попробуем разобраться в этих противоречиях и понять, какое место в истории отечественной литературы занимает Алексей Толстой. Наш гость сегодня - Инна Георгиевна Андреева, заведующая музеем Алексея Толстого в Москве. Прежде всего, вокруг Алексея Толстого есть несколько легенд, которые хотелось бы сразу развеять. Инна Георгиевна, я рассчитываю на вашу помощь. Происхождение рода Толстых. Говорят, что Толстые это однофамильцы - литераторы, художники, скульпторы, и т. д. - а некоторые говорят, что это один большой род. Что по этому поводу говорит наука вашими устами? Инна Андреева: Большой род, ведущий начало от литовского князя Индриса или, как это звучит по древнелитовски, Интриус, что значит "кабан". У Индриса было двое сыновей - Литвинос и Зимонтен. Зимонтен был бездетным, а от Литвиноса уже пошел род очень разветвленный - род Толстых. Некоторые из историков считают, что этот самый Индрис - в крещении Леонтий - на самом деле был не Индрисом, а одним из сыновей монгольского хана Тен-Гри. На самом деле, основная часть историков развенчивает эту теорию, поэтому мы остановимся на Индрисе, литовском князе. Далее, там идет очень разветвленное древо Толстых, и давайте подойдем, конкретно, к Петру Андреевичу Толстому. Иван Толстой: Напомните нам, пожалуйста, кто это такой. Инна Андреева: Тот самый Петр Андреевич, известный Петр Андреевич Толстой, дипломат, соратник Петра Первого, посланник в Турции от России, который оказал неоценимые услуги отечеству и был награжден за это и орденом Андрея Первозванного, и графским титулом - кстати, вот откуда идут графы Толстые. Иван Толстой: Не могли бы вы уточнить, за что же конкретно получили Толстые графский титул. Инна Андреева: Вот тут уже несколько версий. Одна их самых устойчивых версий - это не за очень благовидный поступок, то есть это именно Петр Андреевич Толстой привез обратно в Россию царевича Алексея. Даже существует такая легенда, что перед смертью царевич Алексей проклял род Толстых до двадцать шестого колена. Иван Толстой: А откуда считать - от Индриса, или от Петра Андреевича? Инна Андреева: Нет, именно от Петра Андреевича, к сожалению. Иван Толстой: Тогда это надолго: Какова судьба Петра Андреевича? Инна Андреева: Закончил он плохо. Говорят, он был сослан, как ближайший соратник Петра, на Соловки. Соловки, оказывается, не такое уж и близкое прошлое, как могло бы показаться. Иван Толстой: А, правда, что он был сослан туда со своим сыном? Он, кстати, сам был тогда глубоким стариком. Инна Андреева: Да, безусловно. Я хотела бы вернутся к продолжению рода, так как генеалогическое древо, повторю, разветвленное, и это тема для трехчасовой беседы, если не больше. Поэтому мы остановимся уже на последующих Толстых. Это Федор Толстой, от которого пошли уже более конкретные ветви. Очень многих интересует вопрос, родственники ли Алексей Николаевич Толстой и Лев Николаевич Толстой, Алексей Константинович Толстой, Толстой-американец, Федор Константинович Толстой, медальенист, и т. д. Да, безусловно, они родственники. Посмотрите, у них общий пращур, Петр Андреевич Толстой. У Петра Андреевича было двое детей. Один бездетен, а по линии другого сына - Ивана - идут уже Андрей, Илья, и т. д. и от Ильи уже идут Лев Николаевич, Алексей Константинович - этой же ветви. У Ивана, у которого два сына, Андрей и Федор, потом у Федора Степан, Петр, Александр и т. д., и мы подходим уже к Федору. Николай Александрович, у которого было пятеро детей, и ребенком одного из них был Алексей Николаевич Толстой. Когда спрашивают, какие конкретно родственные связи у Льва Николаевича и у Алексея Николаевича, начинаешь четко считать, и тогда получается, что родственники очень дальние - четвероюродный, внучатый, пра-пра-пра-племянник Льву Николаевичу. Кажется, что это, как говорится, "десятая вода на киселе". На самом деле, у них единый предок, Петр Андреевич Толстой, и поэтому, конечно же, все Толстые родственники. Иван Толстой: Как говорил Блок, "дворяне все родня друг другу", ну, а Толстые тем более. Есть устойчивая легенда о том, что Алексей Толстой не сын своего отца. Там ведь была большая семейная драма еще до его рождения. Скажите, пожалуйста, несколько слов об этом. Инна Андреева: Безусловно, это была очень популярная версия среди первой русской эмиграции в 20-е и 30-е годы. Берберова об этом писала. На самом деле, это совсем не так. Алексей Николаевич был пятым ребенком графа Николая Александровича Толстого и его жены, Александры Леонтьевны Тургеневой. Александра Леонтьевна Тургенева, довольно известная в свое время детская писательница, курсистка, женщина передовых взглядов. Она полюбила молодого разночинца, мелкопоместного дворянина, Алексея Бострома и ушла к нему, потому что Николай Александрович Толстой был типичный, на ее взгляд, самодур, и она, как все русские женщины, пыталась спасти Алексея Бострома, а тот был несчастен, у него было слабое здоровье и еще было много слагаемых. Иван Толстой: За муки полюбила. Инна Андреева: Конечно, конечно. И она ушла к Бострому, но Николай Александрович, встретив Бострома в поезде - это известно, - чуть в него не выстрелив, узнал адрес их местопребывания и вернул, силой, Александру Леонтьевну. Они опять жили вместе. Иван Толстой: Просто бразильский сериал. Инна Андреева: Ну что вы! При этом Бостром писал плакучие письма, умоляя Александру Леонтьевну вернутся, утверждая, что без нее ему не жизнь, и т. д. Иван Толстой: Так как же разобраться, от кого из них ребенок? Инна Андреева: В одном из писем, когда она отказывается вернуться по серьезным причинам, она пишет, что "к сожалению, это стало совсем невозможным, потому что я беременна и уже на пятом месяце". И, тем не менее, Бостром все-таки ее уговаривает, и она-таки и уезжает к нему, и когда уже состоялся суд, на котором разводили супругов Толстых, Александра Леонтьевна поклялась, что ребенок Алеша - Алексей Николаевич Толстой уже родился - сын Бострома. Иван Толстой: И при этом она знала, что нарушает клятву? Инна Андреева: Она совершает клятвопреступление. Это раз. Во-вторых, поймите ее как женщину и как мать. Граф Толстой оставил троих оставшихся в живых детей - девочка Прасковья умерла в пятилетнем возрасте - Александра, Елизавету и Мстислава себе. Он категорически им запретил общаться с матерью. Поэтому она, чтоб хотя бы маленького оставить себе, совершила клятвопреступление. Но вот что интересно. Перед смертью граф Николай Александрович Толстой составил завещание в пользу четверых своих детей, имея ввиду и Алешу. Это говорит о том, что он прекрасно знал, что Алексей - его сын. Иван Толстой: Самодур самодуром, а голова его не покинула в последний момент. Инна Андреева: Вы знаете, у нас часто говорят, особенно посетители музея, "ну что вы хотите, граф все-таки". Это звучит очень мило. Иван Толстой: Маленький Алексей Толстой поселился вместе со своей матерью и отчимом на хуторе, под Самарой, а что случилось с ним дальше? По какому пути он пошел? Инна Андреева: Знаете, писателем сразу не становятся. В принципе, он очень любил читать с матерью разные книги, читал очень много и т. д., но, тем не менее, пошел учиться в знаменитый Петербургский Технологический Институт. Он, собственно говоря, его и закончил, только не получил диплом, но, в принципе, прошел весь курс обучения. Как раз в связи с этим, всегда, когда говоришь о его произведениях, особенно посвященных технике, - и "Гиперболоид инженера Гарина", и "Аэлита", и "Бунт машин", - не удивляешься каким-то вещам, которые понимал Алексей Толстой, потому что у него было серьезное техническое образование. Но в России начала века творилось нечто невообразимое. Кто-то становился поэтом, или ему казалось, что он становится поэтом, кто-то писателем, кто-то актером. Жизнь бурлила, и было такое сумасшествие, страх перед грядущим, как перед какой-то катастрофой. И на вот этой волне возникали всевозможные литературные, театральные, философские объединения, мимо которых не мог не пройти юный Алексей Толстой. Конечно, он взбредал и на знаменитую "Башню" Вячеслава Иванова, во всевозможные литературные кабаре, и т. д. А поскольку материнское воспитание, привитие ею любви к языку, к литературе, возымело свое действие и не прошло даром, он почувствовал в себе позывы к работе со словом, с языком, и стал писать стихи. Уехав в Париж, он познакомился с Николаем Степановичем Гумилевым, и отсюда началась его поэтическая деятельность. Потом было знакомство с Брюсовым, с Андреем Белым, с Вячеславом Ивановым, и т. д. Он выпустил два стихотворных сборника, "Лирика" и "За синими реками". Да, критика может их хулить за какое-то подражательство, за попытку соседствования с символизмом. Но, тем не менее, они были искренни. Они шли от сердца, и недаром Валерий Брюсов хвалил эти стихи. Даже Гумилев, который очень трепетно относился к стихосложению, относился к ним на грани - то очень ругал, то очень хвалил - и рекомендовал Толстого как достаточно занятного нового поэта, который появился на горизонте русской литературы. "Еще один Толстой", как говорил он, и был прав, поскольку последующее творчество Толстого доказало, что он писатель божьей милостью. Иван Толстой: То есть, можно сказать, что мама в нем победила и папу и отчима. Вы сказали, что его мать, Александра Леонтьевна, урожденная Тургенева. А что это за Тургеневы? Какое отношение имеют они к писателю Ивану Сергеевичу? Инна Андреева: У Тургеневых тоже очень разветвленное древо, но если говорить поближе, то она родственница Николая Тургенева, того самого, который был декабристом. Иван Толстой: Значит, тем самым, и Александра, который был другом Пушкина и ездил хоронить его в Святые Горы? Инна Андреева: Безусловно, и надо сказать, что в биографии Алексея Николаевича Толстого, любимым поэтом которого, кстати, был Пушкин, просматривается очень четкое соединение с этим любимым поэтом. И со стороны Толстого-Американца, который просватал, наконец-то, Гончарову за Пушкина, и со стороны Александра Тургенева. То есть, эти связи с Пушкиным у Алексея Николаевича прослеживаются очень серьезные. Вообще, я думаю, там связи и биографические и творческие и, кстати, поведенческие, что очень интересно, и это отдельная тема для разговора. Иван Толстой: Но родство с Николаем и Александром Тургеневыми - тоже не прямое, а двоюродное. Александра Леонтьевна была внучкой Бориса Тургенева, который приходился двоюродным братом этим двум. Они в письмах его называли "гнусный крепостник, брат Борис". Так вот, Алексей Николаевич все-таки не от декабриста, и не от пушкинского Александра, а от "гнусного крепостника, брата Бориса". Родственников себе мы, естественно, не выбираем. А вот родство с писателем, Иваном Сергеевичем каково? Инна Андреева: Очень дальнее. Иван Толстой: Я помню, что в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, по-моему автором был Семевский, говорилось, что Николай Тургенев (декабрист, который находился в изгнании и не возвращался, потому что ждал смертный приговор, вынесенный следственной комиссией Николая Первого) встречался с Иваном Сергеевичем заграницей, в Париже, и они считали себя, говорится в статье, родственниками, но, говорит словарная статья, эти родственные связи проследить не удается. Тургенев - фамилия выходца из Золотой орды, и, насколько я помню, юный Алексей Толстой использовал, несколько переиначив, эту фамилию в свои ранние годы и даже подписывался этой фамилией. Инна Андреева: Вы знаете, я этого не помню. Иван Толстой: Какие-то его рассказы подписаны псевдонимом "Мирза Тургень", а деревня, где происходит действие некоторых его ранних вещей, называется Туренево. Инна Андреева: Конечно, конечно. Он гордился своими предками. Иван Толстой: Алексей Толстой, у большинства людей, как-то не ассоциируется с людьми Серебряного века, хотя он весь его пророс и был знаком с огромным количеством людей. Чуть ли не название кабаре "Бродячая собака" принадлежит ему. Но все-таки он не ассоциируется с Серебряным веком. Может, это какое-то массовое заблуждение, или что-то в этом есть? Инна Андреева: Вы знаете, по-моему, это - массовое забвение. У специалистов Алексей Толстой очень даже ассоциируется с Серебряным веком и его представителями. Тем не менее, вы совершенно правильно сказали, что Толстой был одним из учредителей кафе поэтов "Бродячая собака", и, соответственно, "Привала комедиантов". Это раз. Алексей Николаевич Толстой был дружен с Гумилевым. После их знакомства в Париже, они даже издали журнал "Остров" - знаменитый журнал, для тех, кто интересуется Серебряным веком. Надежда: Хотелось бы, чтоб передача про такую замечательную личность, как Алексей Толстой, была многосерийной! В моей любимой детской книге "Детство Никиты" чувствуется некоторая изоляция семьи, живущей среди степи. Связано ли это как-то с тем, что его мать, Александра Леонтьевна, была исключена из светской жизни на своеобразном островке природы? Инна Андреева: Я совершенно согласна с нашей слушательницей. Это было, с одной стороны, так. С другой стороны, Александра Леонтьевна этого хотела. Она хотела этого растворения в семье, природе, и вообще "Детство Никиты" это - книга счастья. Она дистанцируется тем миром, в котором есть войны, кровь, горе. На мой взгляд, это самая счастливая книга в мире. Иван Толстой: Недаром у нее подзаголовок - "Повесть о многих превосходных вещах". Инна Андреева: Безусловно. И вот эта дистанция, на мой взгляд, была намеренна, и она намеренно соблюдена Алексеем Николаевичем, потому что он написал книгу о множестве самых превосходных вещей - книгу счастья, а счастье не может соседствовать с горем. Иван Толстой: Может быть, к этому можно добавить и то, что он писал ее в ситуации изоляции - в эмиграции, чувствуя свою оторванность от родины, и это, возможно, многократно усиливало то чувство, которые передано герою этой повести и всей атмосфере этого хутора. Инна Андреева: Да, и это сбережение ребенка от всех бед обид - это тоже чувствуется: Это, кстати, моя самая любимая книга. Александр (Санкт-Петербург): "Детство Никиты" и "Гадюку" люблю у Толстого. Вопросов у меня три. Первый: понятно, Блок и Толстой - антиподы, но откуда такая патологическая ненависть к Блоку? У Бунина это понятно, а у Толстого не совсем. Второй: Пушкин у всех кумир, а из современных писателей, кто был для Толстого из современников "значимым" писателем? Пруст, Джойс, Кафка - понятно, нет - они тоже антиподы. И третий: особенности стиля Толстого. Говорят, что у него архаичный стиль, и никаких новаций в нем не присутствует. Что вы можете по этому поводу сказать? Инна Андреева: На самом деле, я полагаю, что никакой "природы" ненависти не было. Я понимаю, что имеет в виду наш слушатель - это поэт Бессонов в "Хождении по мукам", Пьеро в "Золотом ключике". Ненависти не было. Просто, Алексей Николаевич, будучи человеком веселым, теплым, взрывным, не понимал холодности Блока. Но он безусловно понимал его поэзию. Даже если обратится к дневникам самого Блока, к дневникам Алексея Николаевича - он был гостем Блока, почитал его поэзию, но она была не его. Как кто-то любит Достоевского, а кто-то Льва Толстого. Ненависти, как таковой, не было - было только мелкое хулиганство, если говорить о "Егоре Абозове" и литературной части "Сестер". Он играл - как с куклами, как с марионетками. Возможно, все-таки, имея в виду собирательный образ, о чем сам Алексей Николаевич говорил неоднократно, когда его обвиняли в нелюбви к Александру Блоку. Безусловно, он почитал его как поэта, и даже нельзя сказать, что был дружен, но был принимаем в доме Блока и отзывался о нем весьма положительно. Видимо, он просто его не понимал как человека. Он казался ему очень холодным и отстраненным человеком. Иван Толстой: Я бы распространил то, что вы сказали не только на Блока, но и на многих персонажей Серебряного века. Вообще, может быть, на Петербург. Здесь была глубочайшая разница в природе психики Алексея Толстого и людей Серебряного века. Алексею Николаевичу, насколько я понимаю его как писателя, вообще был чужд модернизм в целом. Ему была чужда мистика, идеалистическое мышление, всяческий - как он это называл - "туман в литературе". Он был писатель, конечно же, крепкой и мощной реалистической складки. Недаром Федор Соллогуб произнес о нем слова, которые кто-то оценивает как оскорбительные, а я считаю - как слова, попадающие в точку, в десятку; он говорил, что "Алешка Толстой брюхом талантлив", и это пусть и грубые слова, но они совершенно точные. Это характеризует писателя реалистического направления. Алексею Толстому был чужд весь Петербург; он из него бежал. Вы говорите, что он был принимаем в доме Блока. Когда-то принимаем; какое-то время - да. Но Блок же записывал в своей записной книжке, что его зовут на чтение очередной пьесы Толстого - "не пойду", пишет Блок. Это не случайно, и, конечно, Толстой потом очень много его высмеивал в некоторых персонажах. А когда Блок скончался, то, как это часто бывает, началось принятие человека и целого его мира, и известно, по воспоминаниям, что Толстой в 40-е годы, во время войны очень много читал Блока - все три тома его стихов, и как бы снова впустил в свое сердце. У слушателя Александра был еще один вопрос. Кто их современных Толстому писателей был ему близок? Инна Андреева: Это надо подумать. Во-первых, он любил Ремизова, и это понять можно. Иван Толстой: Но, опять-таки, ту его сторону, которая более уходила в почву, уходила корнями в народ, в фольклор, который сам отлично чувствовал Алексей Толстой. А вот ремизовскую мистику он тоже не терпел. То есть, в Ремизове он принимал только свою часть. Инна Андреева: Конечно. Ему нравился Гумилев. Иван Толстой: За отсутствие мистики. Инна Андреева: Совершенно верно. Ему нравились особенно его циклы путешествий. Иван Толстой: А не принимал ли он Брюсова только потому, что видел рационализм брюсовской литературной игры? Когда Брюсов притворяется символистом и напускает на себя "туману", это все игра в туман и игра в символизм, игра в неясные, символистические миры? Ведь, на самом деле, Брюсов был сверх-реалистический человек и писал свои стихи просто как разыгрывал шахматные партии. Инна Андреева: Алексей Толстой это прекрасно понимал. Он даже иногда его сравнивал с нелюбимым им - до поры до времени, правда, - Достоевским. Да, Брюсова не любил, хотя почитал и уважал в нем профессионала. Иван Толстой: Насколько я понимаю, он любил Бунина. Инна Андреева: Ой, как же я забыла Ивана Алексеевича! Он очень любил Бунина. Иван Толстой: Который, в свою очередь, тоже терпеть не мог символистов! И, по-моему, за то же самое. Инна Андреева: Конечно. И который тоже, в это же время - скажем, до 20-х годов, - с большим уважением относился к творчеству Алексея Николаевича, особенно к его прозе. Иван Толстой: Насколько я понимаю, он любил Лескова и писателей-реалистов XIX века; обожал Чехова; потом, из более молодых, Булгакова. То есть, всю реалистическую линию в литературе. Инна Андреева: Да, мы говорим о современных писателях. Кстати, он совершенно не выносил Леонида Андреева, что совершенно понятно и объяснимо. Георгий Георгиевич (Санкт-Петербург): Я хотел бы посмотреть на творчество Алексея Толстого с гораздо более широких позиций. Как известно, в 17-м году Ленин установил первое в мире тоталитарное государство. Второе, как известно - Муссолини, а третье - Адольф Гитлер. Так вот, не правильно ли будет рассматривать творчество Толстого, который, как известно, прославлял Ивана Грозного в годы Сталина - а сталинская эпоха, это - десятки миллионов жизней людей, не правильно ли было бы рассматривать его творчество с точки зрения приспособления к этому тоталитарному государству, которые принесло столько бед народам России. И рассматривать таким образом не только творчество Алексея Толстого, а также писателей, которые работали на потребу тоталитарного режима. А что касается "Детства Никиты", то это все писали - и Аксаков, и Лев Николаевич, это слишком просто. Инна Андреева: Я не согласна с нашим слушателем. Что мы тогда будем говорить о Зощенко? Он писал рассказы о Ленине. Булгаков писал "Батум". Они все работали на власть. Известная истина: "нет пророка в своем отечестве". Скажем, роман "Петр Первый", дилогия об Иване Грозном. Просто, зная творчество обсуждаемого писателя, если проследить его, то о Петре Первом он начал писать еще до революции. Эта тема его всегда волновала, и Петр Первый писался совсем не на потребу власти. И, вообще, к этому можно подойти и с совсем другой стороны. Это как бегство от действительности. Ведь посмотрите: Алексеем Толстым не написано ни одного романа о пятилетке, скажем, о строительстве ГЭС, о Беломорканале, о решениях партийных съездов. У него сплошное бегство в прошлое. Иван Толстой: Ну, не совсем в прошлое. Например, роман "Хлеб" - это не совсем прошлое, а всего лишь вчерашний день, причем настолько вчерашний, что не успели отоспаться, как он уже сегодняшний. Мне хотелось бы все-таки сказать, что в позиции нашего слушателя есть и доля правды. Алексей Толстой был писателем, приспособившимся к своему времени. Я совершенно не хотел бы это скрывать, и не хотел бы, чтобы наша передача перелицовывала фигуру Алексея Толстого. Он действительно приспособился к власти. Он был человеком, который написал много десятков, а возможно и сотен, позорных страниц, которые, я уверен, в другую эпоху он не стал бы писать, но он был, по-своему, вынужден их писать. Он согласился жить в эту эпоху, существовать, кормить себя и свою семью. Он был вынужден это написать, и в этом была его человеческая слабость. У него был выбор, как у всякого человека, для которого существует честь, он выбрал именно такой путь. Я считаю, что он совершенно справедливо критикуем и должен быть морально осужден. За роман "Хлеб" нельзя приветствовать писателя. Другое дело, что вся история его возвращения из эмиграции в СССР - тогда еще Советскую Россию - была связана с его природной потребностью, и тут он следовал исключительно за зовом своего сердца, и прислушивался к своему внутреннему голосу. Вся эта история связана с тем, что он хотел быть "цельным человеком", остаться им. В эмиграции он чувствовал себя не в своей тарелке, чувствовал себя без читателя, видел, насколько, оказывается, бывает ограниченной аудитория заграницей. Он видел, насколько борются, как пауки в банке, многие эмигранты. Конечно, там были замечательные, достойнейшие люди, но, тем не менее, ему виделось ограниченное поле для его художественной деятельности. Ему хотелось быть со своим народом. Можно ли упрекать человека за такой зов сердца? Я не стал бы. И вот, он вернулся в Советскую Россию. Он знал, на что он идет. Он, еще в эмиграции, пошел на этот компромисс. Он согласился - он продал душу дьяволу. Может быть, не всю. Какой-то художественный кусок он для себя оставил. Поэтому у него и получались такие замечательные лирические вещи, которые он потом написал в Советском Союзе. Тот же, в конце концов, "Буратино". Но уже раз согласившись на сделку с дьяволом, он был вынужден танцевать по тем правилам, которые задавались. Он хотел оставаться человеком цельным, спать спокойно; он считал, что он будет спать спокойно, если его душа не будет раздваиваться - если он будет писать то, что он думает, думать то, что приказывает думать эпоха. Посмотрите, он ведь не написал ни одного произведения "в стол". Почти от каждого писателя 20-х и 30-х годов, от сталинской эпохи, остались произведения, написанные в стол, то есть написанные для себя, для души, для бога. У Алексея Толстого, видимо, бога не было. У него не было потребности высказаться, как на Страшном суде. Он считал, что должен писать только то, что может быть немедленно напечатано. Практически все его произведения и печатались. Ничего, ни строки, кроме частных писем, не осталось. Но, конечно, у этого человека была и гражданская позиция, и в те годы, когда это было еще "возможно", он кого-то защищал и есть целый ряд свидетельств о том, что некоторые люди были спасены, кто-то возвращен к своей профессиональной деятельности, кто-то избежал ареста, кто-то поправил свою судьбу, и это ему тоже будет на Страшном суде засчитано. Во время войны Алексей Толстой с радостью отдался патриотической позиции и писал те произведения, в которых, безусловно, звучит его чистый, смелый голос; где не нужно было притворятся, прислушиваться к каким-то обстоятельствам. Инна Георгиевна, я благодарю вас за то, что вы принесли на нашу передачу историческую запись - выступление Алексея Толстого перед военнослужащими в 1943-м году в Барвихе. Давайте послушаем. Говорит Алексей Толстой: Алексей Толстой: Мы, русские - оптимисты. Каждым явлением мы ищем возможности обратить его на счастье человека. Так и в этой жестокой войне. Мы упорно видим другой берег - по ту сторону победы; берег, где будет отдых и начало великого, завоеванного счастья. Нацизм, как в арабской сказке, выпустил на свободу свирепого джина - духа зла и порока - из зачарованного кувшина. Но зло есть признак несовершенства и слабости, и мы с вами загоним свирепого, нацистского джина обратно в кувшин и швырнем его в пучину безвременья. Так будем друзьями и хорошими драчунами за все доброе и прекрасное на земле! Иван Толстой: "Есть ли у вас дома книги Алексея Толстого?" Такой вопрос задавал наш корреспондент в Петербурге, Александр Дядин, прохожим. Послушаем ответы. Прохожий: Есть, обязательно. Это школьная программа, а у меня дети. У нас сейчас все историческое впечатление о Петре осталось именно от его романа и от фильмов, снятых по нему. Прохожая: Я не знаю какие, но есть. Папа им увлекается. Прохожий: Там фантастика, по-моему, или что-то такое. Я это в школе проходил. Прохожая: "Князь Серебряный", стихи. Мне очень нравилось в свое время. Я читала это, в основном, в юности. Потом - сыну, он сейчас молодой человек, но ему понравилось. "Князь Серебряный" произвел на него большое впечатление. Прохожий: "Аэлита", например. Я, когда его читал - по-моему, в школе. Конечно, его фантастика подкупала. Прохожая: Да, есть, но точно сказать не могу. Это, скорее, вопрос к моим родителям. Помню, на отдельной полочке был, я еще в детстве различала. Прохожий: Есть книги. Четыре, кажется. Но я сейчас не помню, какие. Прохожая: Есть. Но я только "Аэлиту" помню - дедушка заставлял читать. Но я воспринимала это по-другому, потому что написано про революцию и все такое. Я думаю, он сейчас несовременен. Для общего развития и увеличения кругозора, то да. Когда читают книгу, один видит одно, другой - другое, а третий вообще ничего не видит. Я бы, например, своих детей заставляла читать. Прохожий: Алексей Толстой, это который написал "Петр Первый", "Хождения по мукам" - прекрасный роман. "Буратино", понятно. Нормальный писатель, хотя некоторые и считают, что он писал несколько идеологизированно. "Хождение по мукам", все-таки, роман, который поднимал советскую власть: Самое главное, что читается легко. А то, бывает, берешь Диккенса в переводе - не читается. Прохожая: Есть. Последнее, что читала, это - "Клякса". Это очень душевное. Не познавательный текст, а именно передает эмоции, дух того, о чем он пишет. Я думаю, что его нужно изучать в школе, что его зря пропускают. Это - классика, что можно сказать? Прохожий: Есть, но, честно говоря, не помню, что. У родителей библиотека, только они это все читают. Я даже не читаю такие книги - мне бы что-нибудь попроще. Прохожая: Есть, конечно. Я даже не помню, может, какие-то школьные п

www.svoboda.org

Графы Толстые


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА
Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Графы Толстые

Дворянский род Толстых происходит от древней германской фамилии. Их предком был Индрис, который в середине XIV века покинул пределы Германии и вместе двумя сыновьями поселился в Чернигове. Здесь он принял крещение и получил имя Леонтия. Родоначальником Толстых стал правнук Индриса, Андрей Харитонович, который переселился из Чернигова в Москву и здесь уже от Василия Темного получил прозвище Толстой, которое впоследствии стало передаваться и его потомкам. Первые из представителей этой фамилии были военными. Эта традиция сохранилась всеми поколениями Толстых, однако впоследствии многие Толстые прославили свой род и как видные государственные чиновники, и как деятели искусства и литературы. 

Генеалогическая таблица Род графов Толстых.

Толстой Александр Васильевич - офицер лейб-гвардии Преображенского полка, капитан-поручик.

Толстой Александр Петрович (1801-1873), граф, государственный и церковный деятель.

Толстой Алексей Константинович (1817 - 1875)

Толстой Алексей Николаевич (1883-1945), писатель.

Толстой Владимир Сергеевич (1806-1888). Член Южного общества.

Толстой Дмитрий Андреевич (1823 - 1889)

Толстой Дмитрий Иванович (1860-1940), второй обер-церемониймейстер Двора.

Толстой Илья Андреевич - дед  писателя Льва Николаевича

Толстой Константин Константинович (1842-?)

Толстой Лев Львович - сын Льва Николаевича

Толстой Лев Николаевич 1828-1910

Толстой Михаил Владимирович

Толстой-Милославский Николай Дмитриевич (р. 1935 г.). Английский историк, журналист.

Толстой (Толстов) Николай Васильевич (1737-1774), казанский помещик, полковник в отставке.

Толстой Петр Александрович - военный и дипломатический деятель.

Толстой Петр Андреевич (1645-1729)

Толстой Петр Петрович (1870-?), депутат I Государственной Думы от Уфимской губернии.

Толстой Федор Иванович (1782-1846), граф; в годы знакомства с Пушкиным — отставной гвардейский офицер.

Толстой Федор Петрович (1783-1873) - художник

Дмитрий Андреевич Толстой был известным государственным деятелем. Образование он получил в Царскосельском лицее, а вскоре после его окончания был определен на службу в Министерство иностранных дел, в департамент духовных дел иностранных исповеданий. Впоследствии он служил в Морском министерстве, где участвовал в составлении хозяйственного устава морского министерства. Деятельность Толстого на государственной ниве была весьма многообразной. В определенное время ему довелось возглавлять департамент народного просвещения; он был сенатором, исполнял должности обер-прокурора Святейшего синода, занимал пост члена Государственного совета и министра народного просвещения. В этой должности он активно занимался реформаторством: его усилиями в программу среднего образования было включено углубленное изучение латинского и греческого языков. В период, когда Толстой возглавлял Министерство просвещения, были открыты Историко-филологический институт в Петербурге, Варшавский университет и Сельскохозяйственный институт в Новой Александрии, русская филологическая гимназия в Лейпциге. Кроме того, Дмитрий Андреевич провел ряд реформ, касающихся духовного образования в России.

В качестве министра внутренних дел Толстой проводил в жизнь начинания, направленные на поддержку дворянского сословия, был сторонником сильной власти.

Кроме того, Дмитрий Андреевич с 1882 года был президентом Академии наук. Он автор «Истории финансовых учреждений России...», а также ряда статей по истории российского просвещения.

 

Толстой Петр Александрович (1770-1844), военный и дипломатический деятель

 

Значительную роль в государстве играл в конце XVII — начале XVIII века Петр Андреевич Толстой (1645—1729), прямой предок великого писателя Льва Николаевича Толстого. Он обладал живым умом и хитростью и был искушен в придворных интригах. С 1682 года Петр Андреевич служил стольником при дворе. В этом же году произошел знаменитый Стрелецкий бунт, в котором Толстой принимал самое активное участие, подстрекая стрельцов на решительные действия против Петра 1 и распространяя клеветнические слухи о том, что родственники Петра, Нарышкины, задушили царя Ивана. Разгром мятежа и падение Софьи заставили Петра Андреевича предпринимать шаги для спасения своего положения, и он перешел на сторону Петра, не желая разделить участь побежденных. Однако царь долго не мог простить Толстому участия в мятеже и относился к нему с большим недоверием, высоко ценя при этом ум и способности Петра Андреевича. Несмотря на то, что Толстой прекрасно проявил себя в Азовском походе 1696 года, отношение Петра 1 к нему не переменилось. Петр Андреевич предпочел удалиться на некоторое время от двора, чтобы в его отсутствие забылось его участие в бунте. В 1697 году Петр 1 послал в Европу группу молодежи для обучения «морскому делу». Толстой, будучи уже далеко не юношей, сам вызвался ехать за границу для учебы и провел два года в Италии с большой пользой.

В 1701 году, по повелению государя, Толстой сменил род деятельности и перешел на дипломатическую службу, представляя интересы Российского государства в Константинополе в качестве чрезвычайного и полномочного посла. Здесь он, благодаря природным своим способностям к дипломатии, достиг немалых успехов. Результатом его деятельности стало подтверждение турецким султаном мирного соглашения с Россией. За свои заслуги Петр Андреевич был пожалован званием тайного советника и получил в награду портрет государя, украшенный алмазами. Однако в следующий раз Толстому не удалось подтвердить доверие, оказанное ему Петром Великим. Петр Андреевич вел переговоры с турецким султаном, целью которых было убедить турок не давать политического убежища шведскому королю, разбитому под Полтавой. Вместо этого России была объявлена война.

Должность Толстого была ответственной и сложной, так как любая дипломатическая неудача вызывала неудовольствие, с одной стороны, Петра 1, с другой — турок. В 1714 году Толстому было разрешено вернуться в Россию, где ему начал оказывать покровительство Меншиков. Благодаря Меншикову Петр Андреевич Толстой стал сенатором, получив при этом немалое количество земель во владение. В 1717 году ему удалось завоевать полное доверие государя, исполнив весьма важное и щекотливое поручение. Бежавший от суда сын Петра, царевич Алексей, укрылся в Неаполе. Толстой, используя свое влияние на любовницу Алексея Петровича, угрозами и обещаниями убедил царевича вернуться на родину. Впоследствии Петр Андреевич принимал деятельное участие в следствии и осуждении царевича Алексея. Благодарный Толстому государь щедро наградил его и назначил главой тайной канцелярии.

После смерти Петра I Толстой, вместе с Меншиковым, способствовал возведению на престол вдовы государя, Екатерины I (другим наследником был сын Алексея, Петр II). В день ее коронации он поручил титул графа. Однако расхождения с Меншиковым в вопросе о кандидатах на российский престол после смерти Екатерины в результате предопределили падение Толстого. Светлейший князь Меншиков вознамерился выдать за царевича свою дочь. Толстой был противником воцарения Петра II, потому что опасался преследований с его стороны. Однако влияние Меншикова оказалось сильнее, и Петр Андреевич Толстой уже в преклонном возрасте был лишен титула и сослан в монастырь, где вскоре скончался. Лишь в 1760 году императрица Елизавета Петровна вернула потомкам Петра Андреевича Толстого графское достоинство.

 

Праправнук Петра Андреевича, Илья Андреевич Толстой (дед великого писателя), был человеком добрым, веселым и легкомысленным. Он быстро растратил немалое состояние предков и, чтобы иметь средства для жизни, выхлопотал себе должность казанского губернатора. Сын его, Николай Ильич Толстой, был вынужден жениться по выбору отца на богатой княжне Марии Николаевне Волконской (знаменитое имение Ясная Поляна входило в ее приданое), однако о женитьбе этой у него не было поводов сожалеть — настолько кротким, приветливым и заботливым характером обладала Мария Николаевна.

 

Лев ТолстойВ Ясной Поляне и родился в 1828 году Лев Толстой (Подробнее см. подборку статьей Лев Николаевич Толстой). Он был четвертым ребенком в семье, у него было три старших брата — Николай, Сергей и Дмитрий, и младшая сестра Мария. Атмосфера, царившая в доме Толстых, точно отражена в произведении Льва Николаевича «Детство. Отрочество. Юность». Молодые Толстые рано осиротели. При рождении Марии скончалась мать, Мария Николаевна, а в 1837 году умер и отец, Николай Ильич Толстой. Осиротевшие дети перебрались в Казань к своим родным. Старшие братья Толстого стали студентами математического отделения философского факультета Казанского университета. Льва Толстого математика не привлекала, и он после длительной подготовки поступил на факультет восточных языков. Однако учеба была им забыта ради светских развлечений, и экзамены за первый курс Лев Толстой не сдал. Это обстоятельство навсегда осталось в его памяти, так тяжело он переживал свой «позор». Благодаря протекции родственников ему удалось перевестись на юридический факультет. Юноша увлекся произведениями Монтескье и Руссо, и в результате его тяга к знаниям обернулась парадоксом — Лев Толстой бросил университет, чтобы всецело посвятить себя изучению интересующих его предметов.

Он уехал в Ясную Поляну и попытался заняться хозяйственными преобразованиями и одновременно работой над собой. Потерпев неудачу в хозяйственной деятельности. Толстой вернулся в Казань, сдал два экзамена на юридическом факультете, но вскоре вновь оставил университет. В 1850 году он поступил в канцелярию Тульского губернского правления. Но рутинная служба также не могла удовлетворить молодого Толстого.

Летом 1851 года Толстой вновь предпринял попытку переменить свою жизнь. Он уехал на Кавказ к своему старшему брату Николаю, который служил там офицером. Лев Толстой вступил в Кавказскую армию добровольцем. Приехав в станицу Старогладовскую, Толстой был поражен открывшимся для него новым миром простых казаков, что нашло свое отражение в написанной позднее его повести «Казаки». В это время произошло важное событие в жизни Толстого. Он закончил давно задуманную часть трилогии («Детство») и отправил ее в журнал «Современник», редактором которого в то время был Некрасов. «Детство» было опубликовано и заслужило восторженные отзывы читателей и критики (две остальные части — «Отрочество» и «Юность» —увидели свет в 1854 и 185 7 годах).

В 1853 году началась русско-турецкая война. В патриотическом порыве Лев Толстой перевелся в действующую Дунайскую армию в чине прапорщика, мечтая о ратных подвигах и военной карьере. Однако вскоре его постигло разочарование из-за плохой организации русской армии и ее военных неудач. В это время его заинтересовал мир простого солдата. В период Севастопольской кампании 1854— 1855 годов Толстой написал очерк «Севастополь в декабре», являющийся ядром «Севастопольских рассказов». Цикл этот интересен своим подходом к описанию событий войны, одновременно дающим и целостный образ, и изображение конкретных героев. Уже в этом раннем произведении проявилась народность творчества Толстого.

Лев Николаевич оставил армию в чине поручика артиллерии и вернулся в Петербург, где был восторженно принят в редакции «Современника». В начале 1860-х годов Толстой предпринял две поездки за границу, а вернувшись, посвятил себя общественной работе. Изучив систему народного образования в Европе, он начал издавать педагогический журнал и открыл народную школу в Ясной Поляне. Будучи убежденным сторонником отмены крепостного права, он остался недоволен проведенной в 1861 реформой и назвал «Положения» об освобождении крестьян «совершенно напрасной болтовней». Толстой стал мировым посредником в одном из уездов Тульской губернии, для того чтобы иметь возможность принимать участие в защите крестьянских интересов при разделе земли. Это, естественно, вызвало крайнее неудовольствие тульского дворянства, и на Толстого был написан донос, в котором говорилось о его революционной деятельности. В Ясной Поляне в отсутствие Льва Николаевича был произведен обыск.

В 1862 году Толстой женился на дочери известного московского врача Софье Андреевне Берс, ставшей ангелом-хранителем Льва Николаевича на протяжении всей его жизни. Следующие двадцать лет Толстые прожили в Ясной Поляне, лишь изредка предпринимая поездки в Москву. Именно в эти годы были написаны такие великие произведения, как «Война и мир» (1863—1869) и «Анна Каренина» (1873—1877). «Война и мир», по словам самого Толстого, была результатом «безумного авторского усилия». Роман этот сразу же после выхода в свет стал широко известен не только в России, но и за рубежом, завоевав небывалый успех. После завершения «Войны и мира» Лев Николаевич Толстой задумал написать историческое произведение об эпохе Петра Великого и начал собирать для него материал. Одновременно он пишет «Азбуку», состоящую из коротких рассказов для детей. В 1873 году Толстой оставил свой замысел исторического романа и обратился к современной ему жизни, начав работу над «Анной Карениной».

Однако дальнейшие духовные искания Толстого одобрения властей не получили, и его «Исповедь» (1882 год), содержащая резкую критику существовавшего государственного и общественного устройства, была запрещена цензурой. Толстой пришел к созданию своей собственной религиозно-философской системы, основы которой были изложены в произведении «В чем моя вера?». Ядром этой системы была идея о непротивлении злу насилием. Последователи Льва Николаевича, называвшие себя «толстовцами», существовали не только в России, но и в Европе и Америке и даже в Индии и Японии.

Идеи Толстого нашли свое отражение и в его последнем романе «Воскресение», в котором в качестве пути к нравственному совершенствованию указывается исправление своей вины и обращение к евангельским заповедям.

В последние годы жизни Лев Николаевич Толстой в своем стремлении к самосовершенствованию и в критическом отношении к себе переживал тяжелые душевные муки, считая, что сам он не вполне следует тому образу жизни, который проповедует. Писатель неоднократно выражал желание уйти из Ясной Поляны, однако не мог разрешить внутреннее противоречие между голосом своей совести и долгом перед семьей. Всю свою собственность он еще в 1894 году передал жене и детям, однако продолжал сомневаться, правильно ли он поступил, не отдав землю яснополянским крестьянам. В имении, в окружении семьи, Лев Николаевич не мог вести тот приближенный к простонародному образ жизни, к которому стремился. Отношения его с семьей осложнялись, и в ночь на 28 октября 1910 года Толстой ушел из Ясной Поляны в сопровождении своей любимой дочери Александры Львовны (единственной из всей большой семьи полностью разделявшей убеждения отца) и сел в поезд Рязанской железной дороги. В дороге он простудился и заболел воспалением легких. Ему пришлось сойти с поезда на станции Астапово, и 7 ноября он скончался в окружении прибывших родных.

 

Сын Льва Николаевича, Лев Львович, пошел по стопам отца, избрав делом всей своей жизни литературное творчество. Проблемы со здоровьем лишили его возможности закончить образование на филологическом факультете Московского университета. Публиковать свои произведения он начал в 1891 году в журналах «Северный вестник», «Вестник Европы» и других периодических изданиях. Наиболее интересным произведением Толстого литературоведы признают его записки «В молодые годы» и «Прелюдия Шопена». Некоторые рассказы Льва Львовича были переведены на иностранные языки и получили признание во многих странах мира.

 

Старшая дочь Льва Николаевича, Татьяна Львовна Толстая (в замужестве Сухотина), с детства увлекалась рисованием и помогала отцу, делая рисунки для алфавита, когда тот составлял детские книги для чтения. По воспоминаниям самой Татьяны Львовны, толчком к развитию ее способностей послужил приезд в Ясную Поляну известного художника Крамского. К ней был приглашен учитель, а позже, уже в Москве, ее работы очень понравились другому знаменитому художнику — Перову, который сказал, что Татьяна Толстая очень талантлива. В 1881 году Татьяна Львовна Толстая поступила в Училище живописи, ваяния и зодчества, из которого вышло множество прославленных скульпторов и живописцев. Сохранились портретные рисунки Льва Николаевича Толстого, выполненные его дочерью.

 

Талантливым литератором был Алексей Константинович Толстой (подробнее см. подборку статей "Алексей Константинович Толстой"), сын графа Константина Петровича Толстого и Анны Алексеевны Перовской, воспитанницы Алексея Разумовского. Алексею Константиновичу не суждено было воспитываться в полной и счастливой семье, так как родители разошлись, и маленькому мальчику, которому в ту пору не исполнилось еще и месяца от роду, вместе с матерью пришлось покинуть имение отца. Воспитывался он в доме своего дяди, Алексея Алексеевича Перовского, который в то время проживал на Украине. Там прошли детские годы Толстого, и лишь спустя восемь лет он вернулся вместе с матерью и дядей в Петербург. Здесь он вскоре сблизился с юным цесаревичем Александром. Они были ровесниками, и дружба, завязавшаяся между ними в раннем возрасте, с годами окрепла и сохранилась на всю жизнь.

В Петербурге Алексей Толстой провел год. Затем вместе с матерью он отправился за границу. Они посетили Германию и Италию, и эта поездка произвела очень сильное впечатление на девятилетнего Алексея. В Германии он встретился с великим поэтом Гёте, в ту пору уже человеком преклонных лет. Маленькому Толстому довелось посидеть у него на коленях, и этот эпизод надолго остался в памяти будущего писателя. Яркие, волнующие впечатления вызвала у Толстого Италия. Алексей вместе с матерью и дядей посетил много городов — Милан, Флоренцию, Неаполь и Рим. Впоследствии Алексей Константинович вспоминал, что « в каждом из этих городов росли во мне мой энтузиазм и любовь к искусству». Вернувшись на родину. Толстой продолжил образование при московском главном архиве Министерства иностранных дел. Вскоре после этого Алексей Константинович поступит на государственную службу: он был причислен к русской миссии при германском сейме во Франкфурте-на-Майне. Затем Толстой некоторое время служил в одном из отделений Императорской канцелярии.

Когда началась Крымская война, Алексей Константинович, как истинный патриот, хотел вступить в ряды ополчения. Однако сделать это ему не удалось — помешала болезнь. Жестокий тиф едва не унес его жизнь.

Когда на престол вступил Александр II, Алексей Константинович получил звание егермейстера. Однако этот чин Толстого оказался формальным. Свою роль здесь сыграли и проблемы со здоровьем, которые с середины 1860-х годов не позволяли ему постоянно жить на родине. Много времени Алексей Константинович провел в Италии и Франции. А приезжая в Россию, он редко бывал в Петербурге, предпочитая городскому шуму и суете уединенную жизнь в глубинке.

Здесь, в своих имениях, он имел лучшие возможности для творчества. К тому же вдали от Петербурга Толстому, видевшему смысл своей жизни только в литературе, не приходилось тратить время на споры с людьми, которые исключительно из добрых побуждений уговаривали его сделать придворную карьеру.

Литературой Толстой начал заниматься уже в раннем возрасте. Первую свою книгу он выпустил в 1841 году под псевдонимом Краснорогский. Это был рассказ «Упырь», написанный в фантастическом жанре. Впоследствии Белинский высоко оценил это произведение, которому сам Толстой не придавал большого значения и даже не хотел включать его в собрание своих сочинений.

После длительного перерыва, в 1854 году, в журнале «Современник» были опубликованы его стихотворения, которые сразу обратили на себя внимание публики. Толстой продолжил заниматься поэзией и написал цикл юмористических стихотворений под псевдонимом Козьма Прутков. Этот псевдоним объединял целый ряд писателей, однако перу Толстого принадлежит немалое количество стихотворений. Юмор Алексея Константиновича отличался необыкновенной тонкостью; в то же время он был весьма добродушным, беззлобным. Все эти произведения написаны Толстым в пору его сотрудничества с редакцией «Современника». В определенный (впрочем, недолгий) период своей жизни Алексей Константинович был близок с издателями журнала.

К числу его поэтических произведений, написанных в ироническом стиле, относятся также «Очерк русской истории от Гостомысла до Тимашева» и «Сон Попова». «Очерк русской истории...» представляет собой достаточно интересный образец творчества Толстого, причем как в литературном, так и в историческом плане: в нем с большой долей юмора описываются многие события российской жизни и некоторые исторические личности.

В дальнейшем писатель сотрудничал с журналом «Русский вестник», редактором которого был Катковский. Здесь была опубликована его драматическая поэма «Дон Жуан» и известный исторический роман «Князь Серебряный», а также стихотворения, написанные в архаическо-сатирическом жанре. Затем он начал писать первую часть драматической трилогии — «Смерть Иоанна Грозного». Это произведение шло на театральной сцене и пользовалось необычайным успехом. Кроме многочисленных чисто литературных достоинств оно ценно еще и тем, что в свое время явилось первой попыткой вывести реальный образ царя, царя-человека, живую личность, а не возвышенный портрет одного из великих мира сего.

Впоследствии Толстой активно сотрудничал с «Вестником Европы». Здесь были опубликованы стихотворения, былины, автобиографическая повесть, а также две заключительные части драматической трилогии — «Царь Федор Иоаннович» и «Царь Борис». Характерной особенностью этоих произведений является глубокий психологизм главных героев, строгая последовательность изложения материала, прекрасный стиль. Впрочем, эти достоинства присущи большинству литературных произведений Алексея Константиновича, которые получили признание во многих странах и стали образцами мировой классической литературы.

По отзывам современников, Алексей Константинович был человеком благородной и чистой души, начисто лишенным каких бы то ни было тщеславных устремлений. Предназначением своей жизни он считал искусство. Устами одного из своих литературных персонажей он прямо говорил об этом: «Простым рожден я быть певцом, глаголом вольным Бога славить...». Эти слова Иоанна Дамаскина, главного героя одного из произведений Толстого, выразили суть авторского мировоззрения. Алексей Константинович скончался в 1875 году в одном из своих черниговских имений, оставив о себе добрую память.

 

На примере других представителей этой фамилии можно убедиться в мноросторонней одаренности Толстых. Один из них, Константин Константинович, родился в 1842 году и посвятил свою жизнь медицине. Получив прекрасное образование, он долгое время был практикующим врачом и одновременно занимался литературным трудом. По-видимому, природная склонность многих представителей этого рода к литературе передалась и ему. Константин Константинович нашел весьма удачный способ совмещения своих способностей. Его многочисленные публикации в периодических изданиях того времени носили в основном обзорный характер и были посвящены медицине. Крупнейшими его работами были «Медицина в Англии», «Врачи и общество», «Воспоминания земского врача». Толстого также интересовали и проблемы закона. Им он посвятил одну из своих работ, опубликованную в журнале «Русь», — «Этюды господствующего мировоззрения». В ней Толстой критически рассматривает основные вопросы существовавшего в России правопорядка.

 

Еще один представитель этой фамилии, граф Михаил Владимирович Толстой, так же как и Константин Константинович, получил медицинское образование, а в дальнейшем занимался литературой. Его перу принадлежит много интересных описаний жизни святых и русских подвижников, в числе которых «Жизнь и чудеса Святого Николая Мирликийского чудотворца». Это произведение выдержало шесть изданий.

 

Толстой Ф.П. Автопортрет. Деталь. 1804 г. (ГРМ)Федор Петрович Толстой был одним из известнейших деятелей русского искусства. Как и многие представители этой фамилии, он был человеком исключительно одаренным и уже с раннего детства продемонстрировал удивительные способности и склонность к живописи.

Однако карьеру свою он начал в качестве военного. Первое время он служил кадетом в морском корпусе. Вскоре Толстой, по-видимому, понял, что занимается не своим делом, и в 1804 году, уже в звании мичмана, вышел в отставку. Он решил сделать живопись своей профессией и стал посещать занятия в Академии художеств. Его работы привлекли к себе внимание высших кругов, и император Александр 1 определил его на службу в Эрмитаж, а позже — в монетный департамент, где Толстой работал медальером.

Затем он поступил на Службу в Академию художеств. Начав работать здесь преподавателем в 1825 году, Толстой уже спустя три года занимал должность вице-президента. За годы деятельности в академии Федор Петрович заслужил звание профессора медальерного искусства и скульптуры. Он был большим авторитетом в своей области. В честь пятидесятилетия деятельности Толстого на ниве российского искусства была выбита медаль с его изображением.

Федор Петрович Толстой оставил замечательный след в истории Отечества. Этот исключительно одаренный художник всячески способствовал развитию молодых талантов. Среди его творений огромное количество настоящих шедевров, относящихся к классике мировой живописи. Толстой участвовал в оформлении московского храма Христа Спасителя. В числе его работ множество великолепных иллюстраций к собраниям сочинений известных авторов. Графский род Толстых, давший России не одного достойнейшего представителя, не пресекся и по сей день.

Сурмина И.О., Усова Ю.В. Самые знаменитые династии России. Москва, "Вече", 2001

Далее читайте:

Назимова Мария Григорьевна. Из семейной хроники Толстых; с приложением родословной дворян и графов Толстых (Тула, 2007. – 124 с.). (анонс и подробная рецензия на книгу).

Род графов Толстых  (генеалогическая таблица).

Васильчиковы, дворянский и княжеский род, происходящий от племянника родоначальника Толстых — Василия Федоровича.

 

www.hrono.ru

Школа Родословия - Лев Толстой и его родcтвенники. Часть I -

Доходчивое и понятное всем объяснение — это ключ к успеху в любой аудитории. О чём бы и кому бы ни рассказывалось! Какой бы интересной не была бы тема, если не получилось ее раскрыть быстро и наглядно, всё! Пиши — пропало!

Очень жалею, что идея иллюстрировать историями всем известных людей каждую из статей про родословие не была реализована в первой же из них. Так что прилюдное “спасибо” Александру, который был первым, кто указал мне это. Действительно, лучше один раз увидеть, чем…. ну, вы знаете. И я теперь знаю!

Хм, увидеть…. Я-то “за”, но кто они — те, кто всем известны? Ведь опубликуешь фото, а тут же набежит орда троллей и поклонников. Кого поставить всем в пример?

tri_tolstyh.jpgОтвет на вопрос пришел неожиданно, в виде анонимного комментария на почту. Подозреваю, что автор пишет курсовую али дипломную и нужен текст, не учитываемый Advego Plagiatus. Что ж, поможем студенчеству и просветимся сами! Семейство Толстых — вот, кто нам поможет понять, кто есть кто на родословном древе Истории. Их — много. И это хорошо! По свидетельству Владимира Толстого, директора музея-усадьбы «Ясная Поляна» одних только прямых потомков самого Льва Николаевича целых триста пятьдесят пять человек. Это треть от тысячи! Так что лучшего иллюстративного ряда просто не придумать. На любой вкус!!

Чем ценны для русской литературы три Толстых — расскажу, но не сегодня. Эта статья — о Родословии. А кем приходятся друг другу два Алексея и Лев Николаевич Толстые? Картинку — в студию!

Некоторые мысли вслух: “а ведь не случайно Лев Николаевич оказался в этом примере в компании двух тёзок?”. Хоть желание загадывай… Загадал!

Andrej_Iwanowich_Tolstoj.jpgИтак, у авторов “Князя Серебряного” и “Анна Карениной” был общий предок. Кликните мышкой на картинке для лучшего понимания этих семейных хитросплетений. Видите, через два поколения мы видим Андрея Ивановича Толстого? Этого чадолюбивого человека не зря называли “Большим гнездом”. Шутка ли — только двадцать три человека достигли зрелого возраста!!! Двадцать три! Так что идеи Родословия — в жизнь)))

Но сейчас важнее другое: через два поколения. Значит, двум уважаемым литераторам Андрей Иванович приходиться кем? Прадедом! Помните: “Прадедом для меня является отец моего деда”?

Установим степень родства. У Андрея Ивановича (прадеда) было, как мы уже знаем, 23 дитяти. Но нас сейчас интересуют те, чьи дети породили на свет Льва Николаевича и Алексея Константиновича. Пока вы смотрите кликабельную схему, мы уходим на рекламу)))

Что мы видим? У Андрея Ивановича “Большого гнезда” было два сына: Петр и Илья, приходящиеся друг другу родными братьями. Что это означает? Вспомнив наши уроки, заключаем, что их дети — родители Алексея и Льва — друг другу приходятся двоюродными братьями. А раз так, то Алексей Константинович и Лев Николаевич — троюродные братья. «Как причудливо тасуется колода! Кровь!»… хм, это уже Булгаков. Но уж цитата очень к месту!

garin_aelita.jpgТак, а что же “красный граф” Алексей Николаевич? Автор любимой книжки моего детства “Аэлита”? Он-то кому и кем приходится? Как было б просто, если братом — по отцу… Но мы не ищем лёгких путей!

Задача усложнилась — “переменных” стало больше. Зато нет “неизвестных”! Вот он — общий предок. Иван Петрович Толстой! Большому гнезду Андрею Ивановичу он — папа. Отец!

Будучи женатым дважды, он дал жизнь Андрею и Федору. Первый — нам уже известен как прадед, его правнуки — троюродные братья. А что же Фёдор? Фёдор Иванович Толстой?

Родной брат Андрею Ивановичу, Фёдор породил Степана. Что это значит? Степан — двоюродный брат Петру и Илье Толстым, дедам Льва Николаевича.

От Степана родился Петр Степанович (ох, не запутаться бы!), а тот — родил Александра, Александр — Николая. А Николай Александрович — Алексея Николаевича Толстого. Смотрим на картинку и понимаем, что “красный граф” приходится автору “Войны и Мира” является внучатым племянником в четвертом поколении.

Три Толстых мира русской литературы явили нам лишь часть богатой на подробности картины. Но родословное древо изображено не полностью! В следующей статье — продолжение. Будем говорить о телевидении…

dm-erofeev.com

Род Толстых. За кулисами истории

Всемирную славу роду Толстых доставил граф Лев Николаевич Толстой, писатель, автор романов «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение», ряда повестей, пьес, рассказов. Биография Льва Николаевича читателю знакома со школьных лет, и мы о нем далее говорить не будем. Однако отметим, что род Толстых дал несколько писателей.

В середине прошлого века известностью пользовался граф Алексей Константинович Толстой — автор повести «Князь Серебряный», драматической трилогии об Иване Грозном и двух последующих царях. Он вместе с братьями А. М. и В. М. Жемчужниковыми писал пародийно-сатирические произведения под псевдонимом Козьма Прутков.

Не меньшей известностью пользовался спустя полвека Алексей Николаевич Толстой, советский писатель, академик Академии наук СССР, автор романов «Хождение по мукам», «Петр I», «Аэлита», «Гиперболоид инженера Гарина» и др.

Лев Николаевич Толстой

Писателями (но не столь знаменитыми) были также Дмитрий Николаевич, Михаил Николаевич и Лев Львович Толстые.

Несколько графов Толстых были государственными деятелями. Александр Петрович Толстой был обер-прокурором Синода (должность, приравненная к министерской). Он был близким другом Н. В. Гоголя, в его доме Гоголь жил последние месяцы своей жизни, там он сжег рукопись второго тома «Мертвых душ».

Дмитрий Андреевич Толстой также был обер-прокурором Синода, затем министром народного просвещения (при царе Александре II), министром внутренних дел (при царе Александре III). Иван Матвеевич Толстой был министром почт и телеграфов (при царе Николае I). Иван Иванович Толстой был министром сельского хозяйства (при царе Николае II). Петр Александрович Толстой, генерал от инфантерии (второй чин по Табели о рангах), был членом Государственного Совета.

Петр Андреевич Толстой был генерал-кригскомиссаром (начальником службы снабжения). Александр Петрович и Андрей Андреевич Толстые дослужились на военной службе только до чина полковника (шестой чин по Табели о рангах). А Федор Андреевич Толстой, состоя на гражданской службе, стал тайным советником (третий чин по Табели о рангах).

Другие Толстые нашли свое призвание в иных направлениях: Федор Петрович — живописец, скульптор и медальер, профессор и вице-президент Академии художеств; Иван Иванович — археолог и нумизмат, вице-президент Императорского археологического общества; Феофил Матвеевич — композитор; Юрий Васильевич — историк, был вице-губернатором.

Александр Данилович Меншиков

Все перечисленные выше представители рода Толстых жили довольно-таки давно, уместно тут вспомнить кого-нибудь из нынешних Толстых. Автору довелось встречаться с Никитой Алексеевичем Толстым, сыном писателя Алексея Николаевича. Н. А. Толстой увлекся научной деятельностью, стал физиком, был профессором Технологического института, затем университета. На экзамены приходил с большой коробкой шоколадных конфет, которыми угощал студентов. Говорил, что так он снимает у студентов стресс. Двоек и троек не ставил: то ли конфеты помогали, то ли экзаменатор был мягкосердным. В конце жизни вдруг увлекся политикой, заразил этим и своего сына Михаила, вместе они стали депутатами Верховного Совета страны, ратовали за радикальные реформы.

Однако рассказ о роде Толстых было бы правильнее начать с того представителя рода, кто впервые получил титул графа. Петр Андреевич Толстой жил во времена Петра I. Вначале он был сторонником Милославских в их борьбе с Нарышкиными. Но когда царевна Софья была заточена в монастырь, П. А. Толстой начал служить царю Петру I верой и правдой. Он был назначен послом в Турцию, где турки дважды сажали его в тюрьму. Время было непростое: Россия с Турцией воевали десятилетиями, доверие между странами отсутствовало. Не было единства и внутри русского посольства, на посла П. А. Толстого в Москву писали доносы. Царь Петр I не принимал эти доносы в расчет, но к Толстому относился все-таки настороженно, помня о былой его приверженности Милославским.

Полное доверие у царя П. А. Толстой приобрел после того, когда смог вернуть в Россию из далекой Италии царевича Алексея, сбежавшего туда от грозного отца. Толстой убедил царевича, что надо покаяться — и царь-батюшка смилуется. Но когда царевич Алексей вернулся в Петербург, его приговорили к смерти за измену. А П. А. Толстой стал начальником Тайной канцелярии и графом Российской империи.

При царице Екатерине I граф П. А. Толстой назначается членом Верховного тайного совета («верховником»), т. е. фактически управляет государством вместе с А. Д. Меншиковым, Ф. М. Апраксиным и др. Но через два года царем стал Петр II, сын убитого царевича Алексея. Человек, привезший несчастного царевича из Италии в Россию, должен быть наказан: Петра Толстого лишают графского титула и ссылают в Соловецкий монастырь, где он и умирает через два года. И лишь в 1760 г. царица Елизавета (дочь Петра I и Екатерины I) возвратила потомкам А. А. Толстого графский титул.

А закончим это повествование рассказом о самом сумасбродном из рода Толстых — Федоре Ивановиче. Однажды он отправился в кругосветное плавание с адмиралом И. Ф. Крузенштерном и от скуки или из озорства перессорил поголовно всех офицеров и матросов. Он так досадил адмиралу, что тот, обычно спокойный и выдержанный, высадил Федора Ивановича на одном из Алеутских островов. Пришлось графу несколько лет прожить в обществе дикарей, они ему сделали фантастическую татуировку по всему телу. Вернувшись в Москву, Толстой (которого с тех пор стали называть Американцем) неизменно хвастался своей татуировкой. Но никаких достойных занятий для себя он не находил. От безделья, скуки и злобы стал дуэлянтом. По совершенно вздорным поводам вызывал людей на дуэль, а те из чувства ложной гордости не могли отказаться. Граф за короткий срок убил на дуэлях 11 человек. Составил список-синодик, куда записывал фамилии убитых им людей. Впрочем, во время дуэли он ведь и сам подставлял свою грудь под пистолет. Формально дуэль в России уже давно была запрещена, но фактически некоторые дворяне вопросы чести (как они ее понимали) решали на дуэли.

Потом Федор Иванович едва не покончил с собой из-за невозможности заплатить огромный карточный долг. Его спасла любящая его цыганка Авдотья Тугаева, которая внесла требуемую сумму денег. Граф Федор женился на цыганке. У них было 12 детей, которые все, кроме двоих дочерей, умерли в младенчестве. Когда умирал очередной ребенок, отец вычеркивал в своем синодике одну фамилию и сбоку писал слово «квит». Одиннадцатый ребенок, дочь Сарра, у которой были несомненные поэтические способности, умерла в возрасте 17 лет. Федор Иванович вычеркнул из синодика последнюю фамилию, сделал последнюю запись «квит» и с облегчением вздохнул: он расквитался за всех убитых на дуэлях. Последний его ребенок, дочь Прасковья, прожила 64 года, над нею рок не тяготел.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru