Сколько иностранных войск захватывали Москву. Сколько раз москву сжигали


Сколько раз горела Москва?

Ответ

Самым страшным врагом горожан всегда были пожары. Первый из них, упомянутый в летописи, случился в 1177 г., когда город был сожжён рязанским князем Глебом. Потом Москву много раз жгли татары, а в XVII в. - поляки. Но гораздо чаще пожары происходили по неосторожности самих москвичей. Деревянная Москва каждые 20-30 лет выгорала чуть ли не дотла, а небольшие пожары происходили по нескольку раз в день, особенно зимой, когда хозяева каждого дома топили печь. В 1445 г. сгорели все деревянные строения в городе, а каменные разрушились от жара. Князь Василий II и его приближённые бежали из столицы, а беднота бросилась грабить уцелевшие дома. Серьёзные волнения произошли во время пожара 1547 г.: москвичи обвинили в поджогах близкое ' к престолу семейство князей Глинских. Самый страшный пожар в городской истории случился в 1571 г., когда к Москве подошли войска крымского хана Дев-лет-Гирея (см. статью "Столица России. От Ивана III до Петра I").

Долгое время власти считали, что тушить пожары должны сами горожане. Существовала даже пожарная повинность: назначался один ночной дежурный от каждых десяти дворов. С XVI в. с пожарами начал бороться Земский приказ, в котором числилось до 200 яры-жек - служителей, выполнявших множество обязанностей, в которые входило тушение пожаров. В XVIII в. к тушению пожаров подключили солдат Московского гарнизона. Профессиональная пожарная охрана во главе с начальником всех пожарных команд города - брандмайором - была создана в 1804 г. Пожарную повинность отменили. 1ород делился на пожарные части, соответствовавшие полицейским. Каждой частью руководил брандмейстер. Пожарные по-прежнему оставались солдатами и жили в казармах, над которыми высились каланчи - по одной на каждую часть. Когда начинался пожар, дежурный на каланче вывешивал на шпиле число шаров, флагов или фонарей, соответствовавшие номеру части, где случилось возгорание. Туда спешили пожарные конные телеги из всех частей города с бочками-водовозками. На сборы пожарным отводилось две с половиной минуты.

Пожары не миновали Первопрестольную и в XVIII в. Например, 13 мая 1712 г. выгорел весь центр города, погибло почти 2,7 тыс. человек. День 29 мая 1737 г. отмечен особенно сильным пожаром, во время которого сгорел даже Кремль. 1оворили, что первым занялся дом Мило-славских за Боровицким мостом, по поверью, от свечки, которую поставила перед иконой солдатская вдова. Очевидец пожара майор М. В. Данилов писал: "...к несчастию, тогда был ветер сильный, а время... сухое, то от сей денежной (деньгой тогда называли мелкую монету. - Прим. ред.) свечки распространился вскорости гибельный и страшный пожар, от коего ни четвёртой... доли Москвы целой не осталось". Отсюда и пошло выражение: "Москва от копеечной свечки сгорела". Огонь уничтожил более 2,5 тыс. дворов, 486 лавок и много церквей. Правда, пожар начался днём, и большинство людей успели спастись; погибло "всего" 94 человека. Случилась и ещё одна беда - во время пожара кровля литейного амбара рухнула на недавно отлитый Царь-колокол. Когда пожар тушили водой, из-за разницы температур от него откололся кусок весом 700 пудов. В итоге самый большой в мире колокол навсегда остался немым.

После пожара 1812 г. центр Москвы застроили каменными зданиями, и огонь уже не мог распространяться с такой лёгкостью. Число пожаров заметно сократилось. Самыми заметными стали пожары Малого (1837 г.) и Большого (1853 г.) театров. В 1905 г. во время Декабрьского восстания выгорела почти вся Пресня, подожжённая артиллерийским огнём,

В 1918 г. было создано Управление пожарной охраны при местном Управлении внутренних дел Мосгорисполкома Народного комиссариата внутренних дел. С тех пор пожаротушение остаётся в ведении органов внутренних дел. К 1926 г. все конные обозы заменили на грузовики, а те в 1936 г. - на специальные машины с автоматической подачей воды. В каждом районе были созданы пожарные команды и службы Государственного пожарного надзора, которые регулярно проверяли пожарное Состояние всех городских зданий. У пожарных появилась специальная техника, включая вертолёты, теплоотражающие костюмы и противогазы. Во многих домах и учреждениях была установлена пожарная сигнализация, подающая звуковой сигнал. С 1932 г. существует бесплатный телефон пожарной охраны: 01. В связи с этим каланчи стали ненужными и постепенно были снесены. Сохранились только немногие из них: в Сокольниках, на Мосфильмовской улице, в бывшей Сущёвской части и несколько других.

www.moscow-faq.ru

Кто и сколько раз захватывал Москву?

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

На глаза попались фотографии книжных обложек – на развалах московских магазинов. Заголовки интригуют – «Евромайдан. Кто уничтожил Украину», «Новороссия, восставшая из пепла», «Несостоявшаяся украинская держава», «Украина – вечная руина. Гопак на крови». Другие книги, например, незабвенного академика Анатолия Фоменко и его коллег по придумыванию новой российской истории, уже давно на полках. Идеология новой России представляет собой чудовищную смесь из измышлений авантюристов и исторических аферистов, целью которых является замалчивание настоящей истории и изготовление истории категории «сладкая конфетка». Чтобы россияне любили свою страну, им нужна обертка, иначе они станут интересоваться реальной историей. Например, сколько раз иноземцы захватывали Москву.

Официально признано, что Москва существовала уже в конце 11 века, а первое упоминание города отмечено в Ипатьевской летописи 4 апреля 1147 года

Официально признано, что Москва существовала уже в конце 11 века, а первое упоминание города отмечено в Ипатьевской летописи 4 апреля 1147 года. Жили там в землянках и деревянных срубах вятичи и кривичи, которые впервые были завоеваны в 1237-1238 годах во время так называемого татаро-монгольского нашествия. Людей под обозначением «русские» еще не было – их придумают потом. Москва тогда, в первой половине 13 века, впервые была захвачена и сожжена. Во второй половине 13 века при сыне Александра Невского, Данииле Александровиче, было образовано удельное московское княжество.

В официальной версии, изложенной в Википедии, многие неприятные факты скрыты от любопытствующих, но упорный исследователь может самостоятельно восполнить недостающую информацию. Например, о событии 1445 года, когда два татарских царевича Махмуд и Якуб, сыновья казанского хана Улу-Мухаммеда, вначале разбили у Суздаля войско Московского князя Василия II Темного, а потом передали княжение Дмитрию Шемяке. Москву тогда не сожгли – не было повода, но правителя поменяли. Отец Дмитрия Шемяки, Юрий Дмитриевич, тоже захватывал Москву, но поскольку это, как сказали бы сейчас – внутреннее дело, то ни этот захват, ни другие – нападениями не считаются. Так было тогда принято – внутренних распрей и войн было достаточно.

При князе Иване I Даниловиче Калите в Москве наконец появились каменные здания

При князе Иване I Даниловиче Калите в Москве наконец появились каменные здания. В 1320 году Иван Данилович впервые съездил в Орду к Узбек-хану для утверждения в качестве наследника Московского княжества. Получив в полное правление Московское княжество, Иван Данилович исправно платил дань Орде. В те время зарождалась популярная теперь русская забава – доносить, клеветать и подсиживать коллег и родственников. По доносу Ивана Даниловича, например, были убиты Александр Тверской и его сын Федор. Других примеров доносительства можно сосчитать сотни, а если попытаться собрать хронологию предательств, наговоров и убийств московскими, новгородскими и прочими князьями на территории современной России, то список будет большой. Федор Тютчев когда-то написал: «Русская история до Петра Великого –сплошная панихида, а после Петра Великого – одно уголовное дело». Пожалуй, российская история была всегда одним большим уголовным делом и постоянной панихидой.

23 августа 1382 года передовой отряд ордынского хана Тохтамыша подошел к Москве. Приблизившись к стенам, ордынцы спросили горожан: «Есть ли в городе Великий князь Дмитрий?» Ему ответили: «Нет». Ордынцы провели рекогносцировку, в то время как москвичи, вскрыв погреба тех бояр и зажиточных людей, которые ранее покинули город, вынесли мед и вина. В «Повести о нашествии Тоштамыша», литературном памятнике 15 века, подробно рассказано о поведении жителей Москвы: «…и напивались допьяна и, шатаясь, похвалялись, говоря: «Не страшимся прихода поганых татар, в таком крепком граде …ведь страхом двойным одержимы они: из города – воинов, а извне – князей наших». И потом вылезали на городские стены и бродили пьяные, насмехаясь над татарами, бесстыдным образом срамили их, слова разные выкрикивали, исполненные поношения и хулы». Ну, в общем, как всегда. А 26 августа москвичи сдали свой город.

В мае 1571 года поход крымского хана Девлет Герая закончился сожжением Москвы и ее разорением

В мае 1571 года поход крымского хана Девлет Герая закончился сожжением Москвы и ее разорением. Как водится, в той истории оказался предатель ​– тайные броды на Оке указал татарам Кудеяр Тишенков. Девлет Герай отступил от сожженной им Москвы, удовлетворившись разорением. Спустя 34 года Москву ждала очередная напасть – на этот раз в город вступили войска самозваного царя Лжедмитрия I, впоследствии убитого горожанами. Через три года город опять в осаде, уже войсками второго самозванца Лжедмитрия II, обосновавшегося лагерем в Тушине. В этот период Москва была практически изолирована от внешнего мира.

В 1610 году Москву заняли польские войска Станислава Жолкевского, разбившие войско Василия Шуйского. Через год предпринималась неудачная попытка освободить город Первым земским ополчением под руководством Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого. В 1612 году войска Второго земского ополчения во главе с посадским человеком Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским, 4 ноября освободили Москву от поляков. Польский гарнизон капитулировал и покинул Москву. Спустя сто лет, в 1712, статус столицы перешел к Санкт-Петербургу.

В 1812 году Москва была осаждена армией Наполеона

В 1812 году Москва была осаждена армией Наполеона. Основная масса жителей Москвы покинула город в течение августа. 1 сентября генерал-фельдмаршал Кутузов провел Военный совет в Филях и утвердил решение об оставлении Москвы без боя. На следующий день русская армия прошла через Москву на восток, сопровождаемая большим количеством беженцев. По ее следам в город вошел авангард Мюрата (до 25 000 человек), занявший Московский Кремль. Главные силы Наполеона вошли в город вечером тремя колоннами по направлениям – Фили, Дорогомилово, Лужники. В этот день начали гореть здания в Китай-городе и Яузской части.

Спустя 130 лет Москву ждало испытание во Второй мировой войне. Советские военачальники бросили на поля сражений огромное количество солдат и военной техники. Город не сдали, но сама защита Москвы окутана многочисленными мифами и придуманными историями. Как, например, приписываемые политруку Василию Клочкову слова «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва». Впервые фраза была приведена в статье Александра Кривицкого «О 28 павших героях», опубликованной в газете «Красная звезда» 22 января 1942 года. В 1948 году во время расследования Главной военной прокуратурой обстоятельств боя, журналист сообщил, что слова политрука были выдуманы им самим. В 1948 и 1988 годах официальная версия подвига была изучена Главной военной прокуратурой СССР и признана литературным вымыслом. По мнению директора Государственного архива России профессора Сергея Мироненко, «не было 28 героев-панфиловцев – это один из мифов, насаждавшихся государством».

Литературное творчество в России всегда представлялась как возможность не литературы, а пропаганды

Литературное творчество в России всегда представлялась как возможность не литературы, а пропаганды, и не творчества, а заданности темы. В пору, когда не были ни телевидения, ни радио, единственным источником пропаганды были литературные произведения. Странно даже, что сейчас, когда еще есть и интернет, борзописцы продолжают «творить», полагая, что описание многочисленных «подвигов» поможет населению правильно понимать «задачи партии и правительства». Правда, в 15 веке автор «Повести о нашествии Тоштамыша» и не пытался скрыть правду о трусливом поведении москвичей, ударившихся в пьяный разгул и бахвальство, перед тем как проиграть и сдать город.

Или в лермонтовском «Бородино»: «Скажи-ка, дядя, ведь не даром Москва, спаленная пожаром, Французу отдана? Ведь были ж схватки боевые? Да, говорят, еще какие! Не даром помнит вся Россия Про день Бородина!» Типичный пример современной пропаганды – да, проиграли и сдали Москву, но ведь были же «схватки боевые», «да, говорят, еще какие!» Меня не покидает ощущение, что современная российская пропаганда все время оттягивает финал цензуры. Ведь когда-нибудь российские журналисты и население научится жить без идеологических ограничений, без лжи. Но пока они, и цензура, и пропаганда живы, они нужны нынешней власти.

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

ru.krymr.com

Орда, поляки и Наполеон

Нашествие Батыя на Русь (1237−1240)

Монголо-татары, быстро опустошив рязанскую землю, перебив большую часть ее жителей и взяв многочисленный полон, двинулись против Владимиро-Суздальского княжества. Встреча войска владимирского князя Юрия Всеволодовича (возглавил войско сын князя Всеволод и владимирский воевода Еремей Глебович) с монголами произошла 1 января 1238 года под Коломной в пойме Москвы-реки. Битва длилась 3 дня и закончилась разгромом русских дружин. Владимирский воевода Еремей Глебович был убит, а князь Всеволод с остатками войска отбился от врагов и добрался до Владимира, где и предстал пред строгими очами своего отца Юрия Всеволодовича.

Москву войска Батыя взяли штурмом 20 января 1238 года

Но только монголы отпраздновали победу, как в тыл им ударил рязанский боярин Евпатий Коловрат. Его отряд насчитывал не более 2 тысяч воинов. С этой горсткой людей он мужественно противостоял двум монгольским тумэнам. Битва была страшной. Но враг, в конце концов, одержал победу, благодаря своей численности. Сам Евпатий Коловрат был убит, полегло и много его дружинников. В знак уважения к мужеству этих людей Батый отпустил оставшихся в живых с миром.

После этого монголы осадили Коломну, а другая часть войск окружила Москву. Оба города пали. Москву войска Батыя взяли штурмом 20 января 1238 года после осады, длившейся 5 дней. Они сожгли ее, тогда небольшую деревянную крепость.

Нашествие Тохтамыша на Москву

Войско Тохтамыша, перейдя реку Оку, захватило Серпухов и направилось на Москву. 23 августа передовые силы войска Тохтамыша подошли к Москве. Город не был блокирован, татарские сотни только кружили вокруг города, грабя деревни. Несколько татар подъехало к стенам и они осведомились у защитников, в городе ли князь Дмитрий Иванович. Получив отрицательный ответ, татары стали проводить рекогносцировку. Москвичи подвергли их оскорблениям и насмешкам.

Утром 24 августа к стенам вышли основные силы Тохтамыша. После перестрелки, татары пошли на штурм города, надеясь взять город с ходу, воспользовавшись отсутствием великого князя и его сил. Однако горожане отбили все приступы с большим уроном для атакующих. Ордынцев обстреливали из «тюфяков», самострелов, поливали кипящей водой и смолой. Стены, при наличие достаточного количества защитников и средств защиты, были неприступны. 25 августа противник пошёл на второй штурм, но и его отразили.

26 августа 1382 г. Тохтамыш захватил Москву и вырезал всех ее жителей

Войско Тохтамыша понесло значительные потери и не могло тратить время на осаду, в этот момент князья Дмитрий и Владимир Серпуховский собирали войска, крестьяне собирались в отряды и нападали на врага, ситуация с каждым днём менялась не в пользу татарского войска. Тохтамыш решил применить военную хитрость. 26 августа через суздальских князей, они были родными братьями жене московского великого князя, великой княгине Евдокии, он предложил горожанам почётный мир, при условии, что татарское посольство впустят в Москву. Верить врагу и предателям было очень глупо, но пьяная толпа (горожане уже несколько дней были пьяными) приняла условие Тохтамыша. Князья Василий Кирдяпа и Семён принесли клятву на кресте.

Татарское посольство вышли встречать князь Остей, духовенство, знатные и простые люди. Защиту ворот не обеспечили. Татарское посольство проникло в город, а за ним бросилось и остальное вражеское войско, началась бойня. Первым был зарублен князь Остей. За ним стали рубить священнослужителей и прочий люд. Горожане были застигнуты врасплох и не смогли организовать сопротивление, по всему города шла резня и грабеж. Татары захватили великокняжескую казну, огромное число ценностей, город выжгли. Всё население было вырезано, сожжено или уведено в полон. При дальнейшем подсчёте выяснилось, что только погибших горожан — около 24 тыс. человек. Когда великий князь московский и владимирский Дмитрий Иванович вернулся в Москву, то увидел только «дым, пепел, землю окровавленную, трупы и пустые обгорелые церкви».

Захват Москвы Лжедмитрием I

В 1603 году началась активная подготовка к захвату Москвы и возведению Лжедмитрия на русский престол. Воевода Мнишек набрал для будущего зятя небольшое войско — чуть более 3000 человек, с которым осенью 1604 года Лжедмитрий вступил в Россию. Успеху кампании способствовали волнения крестьян южных районов Руси.

20 июня 1605 года Лжедмитрий I торжественно вступил в Москву

Несколько городов сдались ему без боя, поддержали его и русские феодалы, посадские и служилые люди, казаки и крестьяне этих районов. Хотя в январе 1605 года захватчики были разбиты под селом Добрыничи, но сумели укрепиться в Путивле. А после внезапной смерти Бориса Годунова часть русского войска во главе с воеводой П. Басмановым встала на сторону самозванца. Также поддержали захватчиков и восставших против правительства Годунова москвичи. В июне 1605 года в Москве вспыхнуло восстание, в результате которого правительство Годуновых было свергнуто. Переманив на свою сторону некоторых людей Годунова и воспользовавшись расколом среди московского дворянства, Лжедмитрий послал людей захватить город.

«Присяга Лжедмитрия I польскому королю Сигизмунду III на введение в России католицизма» (Н.Неврев, 1874)

Провозглашенный царем Федор Годунов был убит. Лишь тогда, убедившись в поддержке дворян и народа, Лжедмитрий двинулся в столицу и 20 июня 1605 года торжественно вступил в Москву. Для доказательства «царского» происхождения он инсценировал свое «признание» матерью настоящего царевича Дмитрия, Марией Нагой. Патриарх Иов был низложен и на его место был возведен архиепископ рязанский, грек Игнатий, который 31 июля и венчал Лжедмитрия на царство.

Польско-литовская оккупация Москвы

В октябре-ноябре 1610 г. в Москву без боя вошли польско-литовские войска Станислава Жолкевского. С начала августа Жолкевский стоял лагерем на Хорошевских лугах и Ходынском поле. В город он вошёл под нажимом короля.

Станислав Жолкевский

В конце 1610 г. в Москве и Новодевичьем монастыре дислоцировалось около 6000 бойцов хоругвей панцирных и гусарских, 800 пехотинцев иноземного строя, 400 гайдуков.

Войска Жолкевского в 1610 без боя вошли в Москву

Жолкевский разместил войска по Москве таким образом, чтобы в случае нападения они могли прийти друг к другу на помощь либо ретироваться в Кремль. Значительная часть гарнизона разместилась к западу от кремлёвской стены у реки Неглинной. Для поддержания порядка был учреждён трибунал, в котором русскую сторону представляли Григорий Ромодановский и Иван Стрешнев, а польско-литовскую — Александр Корычиньский и поручик Малыньский.

Когда в ноябре Жолкевский поехал в Смоленск на совещание с Сигизмундом III, он забрал с собой свои полки, но несколько подразделений были оставлены в Новодевичьем монастыре, чтобы контролировать дороги на Можайск и Волоколамск.

Захват Москвы Наполеоном

8 сентября Кутузов приказал отступить на Можайск с твёрдым намерением сохранить армию. В 4 часа дня 13 сентября в деревне Фили Кутузов приказал генералам собраться на совещание о дальнейшем плане действий. Большинство генералов высказались за новое генеральное сражение с Наполеоном. Тогда Кутузов оборвал заседание и заявил, что приказывает отступать.

14 сентября русская армия прошла через Москву и вышла на Рязанскую дорогу (юго-восток от Москвы). Ближе к вечеру в опустевшую Москву вступил Наполеон.

14 сентября 1812 года Наполеоновская армия вступила в Москву

14 сентября Наполеон занял Москву без боя, а уже ночью того же дня город был охвачен пожаром, который к ночи 15 сентября усилился настолько, что Наполеон был вынужден покинуть Кремль. Пожар бушевал до 18 сентября и уничтожил большую часть Москвы. Причина пожара осталась до конца неясной, то ли патриотически настроенные горожане поджигали свой город, то ли огонь возник из-за пьяных грабежей города. До 400 горожан из низших сословий были расстреляны военно-полевым судом по подозрению в поджогах.

Кутузов, отступая из Москвы на юг на Рязанскую дорогу, совершил знаменитый Тарутинский манёвр. Сбив со следа преследующих кавалеристов Мюрата, Кутузов свернул на запад с Рязанской дороги через Подольск на старую Калужскую дорогу, куда вышел 20 сентября в районе Красной Пахры (рядом с совр. городом Троицк). Затем, убедившись в невыгодной позиции, Кутузов к 2 октября перебросил армию на юг к селу Тарутино, что лежит по старой Калужской дороге в Калужской области недалеко от границы с Московской. Этим манёвром Кутузов перекрыл основные дороги Наполеону в южные губернии, а также создал постоянную угрозу тыловым коммуникациям французов.

Захват Москвы Крымским ханом Девлет-Гиреем

Крымский хан Девлет-Гирей был известен своими многочисленными военными походами, в основном войнами с Русским государством. Добивался восстановления независимости Казанского и Астраханского ханств, завоёванных русским царем Иваном IV Грозным в 1552 и 1556 годах.

Весной 1571 года хан Девлет-Гирей собрал крупное войско. По разным данным, оно насчитывало от 40 000 до 120 000 тысяч крымской орды и ногаев. Основные силы Русского царства в тот момент были связаны Ливонской войной, поэтому воеводы на Оке имели в своём распоряжении не более 6 тысяч ратников. Крымская орда перешла Оку в обход Серпухова, где стоял с опричным войском Иван Грозный, и устремилась к Москве.

Войско Девлет-Гирея почти полностью сожгло Москву в 1571 году

24 мая сам крымский хан Девлет Герай с главными силами подошел к окрестностям Москвы и стал лагерем в селе Коломенском. Хан отправил на Москву 20-тысячное войско, приказав поджечь городские предместья. За три часа русская столица почти полностью выгорела. В окружённые каменными стенами Кремль и Китай-город Девлет-Гирей так и не вошёл. Полк воеводы Михаила Воротынского отбил все атаки крымцев. 25 мая Девлет Герай с татарской ордой отступил из-под столицы на юг в направлении Каширы и Рязани, по дороге распустив часть своих отрядов для захвата пленных. В результате московского похода крымский хан Девлет I получил прозвище «Взявший Трон». Ханские люди убили в России 60 тысяч человек и более 150 тысяч уведены в рабство. В последующие годы крымский хан Девлет-Гирей лично не совершал набеги на русские владения. На московские окраины нападали только его сыновья, отдельные крымские и ногайские мурзы с небольшими силами.

Рекомендовано вам

diletant.media

Самые большие пожары Москвы в истории (1382-1812)

К 1382 году деревянная Москва горела и выгорала не один десяток раз. Но за давностью лет подробности тех пожаров скупы.

Известно лишь, что первое упоминание о горящей Москве относится к 1177 году и что часто горела она после набегов вражеских. Так случилось и в 1382 году.

1382 год

В тот год подошёл к столице татарский хан Тохтамыш, осаждал город несколько дней и взял его хитростью. Ворвавшись в городские ворота, татары чинили страшные зверства, насиловали женщин, убивали на улицах убегавших людей, врывались в церкви и оскверняли их, грабили (растащили в числе прочего и великокняжескую казну) – и жгли. «Не было людям спасения, ждали их четыре погибели: от меча, в огне, или в воде, или в татарском плену. Был до того город Москва велик, и красив, и многолюден, и всякого богатства исполнен, а теперь, когда был взят и сожжен татарами, все изменилось, будто и не было Москвы, а только дым и земля почерневшая», — так описаны последствия набега – и последствия пожара – в «Повести о нашествии Тохтамыша».

1493 год

Пожар, вылизавший в июле 1493-го половину города, на сей раз случился не от руки врага: начался он в церкви, Никольской церкви на Берсеневке, что в Замоскворечье. Вскоре огонь перебрался через реку и в итоге уничтожил кроме Замоскворечья часть Кремля, Арбат, Неглинную, Сретенку, Петрову слободу – всё пространство от деревянного храма святой Софии (которая позже дала имя Софийской набережной) до нынешней Якиманки. Вид разрешенной столицы сподвиг Ивана Третьего организовать первые пожарные команды, а также ввести запрет на строительство зданий ближе, чем за 110 саженей (235 метров) от городской стены.

1547 год

С жаром описал стихию, разбушевавшуюся в 1547 году, Карамзин: «Вся Москва представила зрелище огромного пылающего костра под тучами густого дыма. Деревянные здания исчезли, каменные распались, железо рдело как в горнице, медь текла… Люди с опаленными волосами, черными лицами, бродили как тени среди ужасов обширного пепелища». В тот день погибло 1700 человек, сгорела треть города. Этот пожар был далеко не первым с начала года. А за пожаром последовало народное восстание против родни семнадцатилетнего царя Ивана Васильевич, князей Глинских. Молодой Иван Грозный воспринял всю цепь событий как Божью кару, посланную ему за все неправедные дела.

1571 год

В 1571 году Москва в очередной раз стала жертвой опустошающего нашествия, а, может быть, ещё и гнева Божия, снова обрушившегося на Грозного царя. По свидетельствам иностранных очевидцев, в частности, англичанина Джильса Флетчера, войско крымского хана Девлет-Гирея подожгло предместья Москвы – и они выгорели с невероятной быстротой: за четыре часа деревянные строения в тридцати милях вокруг Кремля обратились в пепел.

1701 год

С 19 по 21 июня 1701 года, в течение трёх дней, половина Москвы снова была объята огнём. На этот раз он распространился от Кремля, начавшись в кельях Новоспасского подворья. Всё, что было деревянного в Кремле, выгорело, равно как и часть Замоскворечья. Пламя было настолько сильным, что пострадали колокола на церкви Ивана Великого. Летописи сообщают о большом числе жертв. «В Кремле невозможно было ни проехать на коне, ни пешком пробежать от великого ветра и вихря… И земля сырая горела на ладонь толщиною».

1737 год

Случившийся ровно 276 лет назад, 9 июня 1737-го года, пожар, унёсший жизни 94-х человек, впоследствии был назван Троицким, ведь случился он как раз в праздник святой Троицы. В общей сложности сгорела четверть города: более двенадцати тысяч дворов и двух с половиной тысяч домов, более семидесяти церквей и монастырей. Сгорели Красные ворота через шесть лет после их реконструкции, пострадал отлитый за два года до того исполинский Царь-колокол: от него откололся одиннадцатитонный кусок.

Занялся огонь вечером, в 11 часов. Причиной его стала свеча, зажженная вдовой солдата в усадьбе Александра Милославского. С тех пор пошла по Руси поговорка: «От копеечной свечки Москва сгорела».

1812 год

Последний крупный пожар в московской истории пришёлся на 1812 год. С тех пор не случилось ни одного огненного бедствия, которое охватило бы значительную часть города.

Версий того, что явилось главной причиной московского пожара, множество: действия партизан, приказ генерал-губернатора Растопчина, удаль занявших город французов, а, возможно, и патриотизм москвичей, поджигавших свои дома, чтобы те не достались врагу…

Как бы то ни было, но последствия знаменитого пожара оказались губительны не только для французской армии, которая, как известно, именно за месяц пребывания в опустевшей и опустошённой Москве обрекла себя на поражение в войне и на гибель. Московский пожар унёс жизни десяти, а то и двадцати тысяч раненных, оставленных в городе при отступлении армии и эвакуации жителей. Полностью были уничтожены целые улицы, многие состоятельные до пожара домовладельцы потеряли всё своё имущество. Из девяти тысяч жилых зданий в Москве сгорело более шести с половиной тысяч.

Как всегда после крупного пожара, город постепенно стал отстраиваться и обновляться, молодеть.

Григорий Саблин

Ранее здесь был пост «Пожары в России (фото Reuters)» ( Дата: 03.08.2010 04:26).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

У нас еще много очень интересных статей! Вот только несколько из них:

Какую власть имели любовники и любовницы российских монархов...

Самые красивые кратерные озера мира | Фотографии...

Возраст женщины. Фотографии японки Масако Мидзутани...

Невероятные фотографии движения

Прозрачный экран (39 креативных фототрюков)...

Универсальный метод «зеленой ручки» для обучения ребенка пис...

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

bravedefender.ru

Кто первый сжег Москву?: valerongrach

Мой родной город – дружелюбен и находится недалеко от Нерезиновой, что с одной стороны удобно, а с другой приводит к некоторым комплексам у тех, кто не попал в категорию «понаехавших» и живет в 200 км на юго-восток от Москвы. Вот и ищут земляки, чем бы уколоть столичных соседей.

История отношений Рязани и Москвы специфична и напоминает сложную любовь родственников-соседей, живущих рядом друг с другом. Рязанское княжество долгое время было отдельным государством и окончательно было присоединено к Московскому государству только в 1521 году (это, к слову, позже Новгорода).

Отношения были отличными, как и положено добрым соседям. Москвичи и рязанцы старательно жгли и резали друг друга на протяжении почти всего времени становления русского государства. То есть несколько веков. Из дружеских развлечений практиковалось – угнать стадо у соседа, потоптать посевы, украсть людей в рабство. Это у соседей в те времена было обязательной программой, как сейчас «здрасьте» сказать.

А еще рязанцы отличились тем, что стали первыми из тех, кто сжигал Москву за все время ее существования. Случилось это в 1177 году.

Правда, в тот момент ситуация была такова, что Рязань была столицей большого княжества, крупным и богатым городом. Разнесут его потом, сначала Всеволод Большое Гнездо и потом татары в 1237 году. А вот Москва как раз была не просто провинцией, а медвежьим углом Владимирского княжества – то ли городом, то ли деревней с забором.

История, которая привела к тому, что рязанцы спалили Москву в 1177 году, началась после того, как бояре прирезали своего князя Андрея Боголюбского. Его сын по каким-то причинам тоже князем не стал и вообще прославился больше как муж грузинской царицы Тамары. В общем, за наследство начали резаться между собой племянники и братья Андрея.

В Рязани в то время князем был Глеб, близкий родственник Мстислава Ростиславича, одного из племянников. Вот он и решил поддержать его в резне родственничков, а заодно и добра немного подзаработать, в смысле награбить.

Армия Глеба Рязанского и Мстислава Ростиславича пошла на Владимир, где засел Всеволод, которого потом назовут Большое Гнездо. Так как дорог в то время было не слишком много, а поход был зимой, то шли по замерзшим рекам, стараясь «окучить» как можно больше земли соседей, чтобы прибыль была побольше. Поэтому сначала завернули в Москву, все равно она была по дороге. Городишко был небольшой и сожгли его, просто проходя мимо, так, до кучи. Вот так и сгорела Москва первый раз целиком и полностью.

Потом она будет гореть еще не один раз, но то ли из-за удачного положения, то ли из-за наглости и беспринципности князей, которые будут править в этом городе, именно Московское княжество объединит, в конечном счете, все русские земли в единое государство.

А поход рязанцев и князя Мстислава после сожжения Москвы и еще кучи других сел и городков закончится на реке Колокше, где владимирцы с Всеволодом во главе накостыляли рязанскому войску по полной программе, так что князья-противники Всеволода попали в плен. А потом, через 30 лет, в 1207 году, во время очередной войны владимирских и рязанских князей Всеволод Большое Гнездо сожжет Рязань.

Кстати, есть мнение, что именно поход Всеволода и то страшное разорение, которое он устроил в Рязанском княжестве, станет началом конца Старой Рязани. Татары в 1237 году только окончательно разорят и добьют город, который в XII веке был одним из самых больших в Древнерусском государстве. И если бы не поход Всеволода в 1207 году, то Батый, может, и не справился с Рязанью. Но история не любит «если бы…»

valerongrach.livejournal.com

Зачем русские сожгли Москву в 1812 году?

Российские власти любят отмечать победу в Отечественной войне 1812 года. Любят говорить о «зверствах захватчиков», в ряду которых – знаменитое сожжение Москвы Наполеоном. Правда, французы до сих пор уверены, что Москву сожгли сами русские по приказу высших чинуш.

Первые пожары в Москве занялись с началом входа в город авангарда маршала Мюрата 2(14) сентября. К 3(15) сентября, времени занятия Кремля лично Наполеоном, пламя охватило уже весь город. Пожар стих только 6(18) сентября, за это время он уничтожил 6,5 тыс. из 9,1 тыс. жилых домов, 122 из 329 храмов. Эту «работу» российская, потом советская и снова российская историография списывала на войска Наполеона.

Доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института РГГУ Михаил Давыдов так описывал эволюцию официальной версии о пожаре:

«В нашем Отечестве исторические концепции московского пожара последовательно менялись в зависимости от политической конъюнктуры. Александру I важно было представить этот пожар как варварский акт, совершенный французскими агрессорами и оккупантами, чтобы дискредитировать их в глазах просвещённой Европы. Затем правда постепенно восторжествовала, были даже опубликованы записки непосредственного исполнителя приказа Ростопчина. При советской власти, в 20-30-е годы, концепция не менялась. Но после Великой Отечественной войны Сталин фактически создал культ фельдмаршала Кутузова, и этот пожар объявили частью его стратегического замысла. Затем не патриотичная версия об ответственности русских за сожжение Москвы была подвергнута суровой критике. Но великий историк Евгений Тарле нашел выход из положения. Он подчеркнул, что моральную ответственность за пожар всё равно несет Наполеон. Не было бы вторжения его армии в 1812 – Москва бы не сгорела».

Французская же версия (впрочем, её же придерживаются и историки цивилизованных стран) гласит обратное – Москву сожгли сами русские. Тактика выжженной пустыни на протяжении веков приносила успех российской армии, так было во всех войнах, ведшихся на территории России и СССР.

Кратко эту версию можно прочитать из французских газет осени 1812 года, время от времени её перепечатывают и современные французские СМИ.

«14 сентября русские подожгли торговые ряды, рынок и здание больницы. А 16 сентября поднялся сильный ветер. По приказу генерал-губернатора Ростопчина 300-400 негодяев подожгли город одновременно в пятистах разных точках. Так как 5/6 всех домов были выстроены из дерева, то огонь распространился с огромной быстротой – это был поистине океан огня.

Около 100 поджигателей были арестованы и расстреляны, при этом все они заявили, что действовали по приказу Ростопчина и ещё одного высокопоставленного лица.

В огне заживо сгорели 30 тысяч больных и раненых русских.

Русские потеряли всё; они ничего с собой не увезли, ведь они всегда считали, что мы никогда не сможем дойти до Москвы, и этим самым лишь вводили своих людей в заблуждение. Увидев, что всё захватили французы, русские замыслили ужасный план: они решили уничтожить огнем свою первопрестольную столицу, и тем самым обрекли на нищету 200 тысяч жителей. В этом злодеянии, сотворённом преступниками, выпущенными из тюрем, повинен исключительно Ростопчин.

Горожане пытались остановить распространение пламени, но московский генерал-губернатор загодя принял вселяющие ужас меры предосторожности: он дал повеление вывезти или уничтожить все средства для тушения пожара».

Русское служило-карательное сословие отчасти признавалось, что это оно подожгло Москву в сентябре 1812 года. Тот же Растопчин в марте 1823 года говорил французской прессе:

«Главной особенностью русского характера является бескорыстие. В многочисленных разговорах, купцов, промышленников и простых людей, я звучало, что Москва не должна попасть в руки врага. «Было бы гораздо лучше, если мы подожжём город», — говорили они.

К примеру, был такой случай в Москве. Один торговец обнаружил, что 17 французских солдат напившись вина, уснули в подвале его дома. Тогда он принял решение подпереть лаз из подвала, и поджёг собственный дом. Семнадцать жалких французов, скорее всего, задохнулись от дыма».

В литературе того времени русская знать тоже подтверждала, что Москву сожгли их сограждане. Так, Наталия Нарышкина в своих записках на французском языке упоминала:

«Торговцы подожгли рынок, и огонь беспрепятственно распространился на улицы, застроенные большей частью деревянными домами. Уже в полночь весь горизонт был охвачен пламенем. Кто поверит, будто французы уничтожали город, который для них же самих был жизненно необходим? Многие из них погибли в ту ужасную ночь, задохнувшись в дыму или заживо сгорев в пламени пожара. Не было никаких средств потушить огонь, поелику помпы и сами пожарные уже исчезли по приказанию генерал-губернатора.

Император Александр так ничего и не сказал о пожаре Москвы; это оскорбляло тех людей, которые верили, что споспешествовали делу, беспримерному в истории России. Ни единого слова поощрения или сердечного изъявления чувств восхищения и умиления. Принесшие себя в жертву были преданы безразличному забвению».

Если посмотреть на историю России, то в самосожжении Москвы нет ничего удивительного – высшее служило-карательное сословие никогда не считалось с имуществом их подданных (как и с их жизнями). Отсюда и эфемерность частной (личной) собственности в стране – при возникновении форс-мажора права на неё утрачивались (переходили к государству). Представить себе, чтобы французское правительство подожгло Париж при подходе к нему немцев (что в 1870 году, что в 1940-м) – невозможно.

В России же ликвидация собственных городов при отступлении считалась нормальной практикой. К примеру, по приказу Петра I в 1708 году был сожжён город Могилёв. Ну, а в Великую Отечественную эта практика была доведена сталинистской верхушкой до совершенства. Партийные активисты и диверсанты НКВД взрывали наряду со стратегическими объектами (мосты, железные дороги – что ещё как-то можно было оправдать) системы жизнеобеспечения простых людей, остававшихся жить в оккупации – элеваторы, электростанции, пищевые заводы, и т.п. – обрекая их тем самым на голодную и холодную смерть.

Таким образом, предстоящее государственное празднование победы в войне 1812 года будет также означать торжества над трагедией русского народа, брошенного властью на произвол судьбы.

источник

ibigdan.livejournal.com

Сколько иностранных войск захватывали Москву

Москву за ее почти девятивековую историю захватывали неоднократно. Но каждый раз русским удавалось не только вернуть контроль над городом, но и восстановить его былое величие.

Нападение хана Тохтамыша

В августе 1382 года татаро-монгольские войска несколько дней безуспешно осаждали город. Вероятно, осада могла отбиваться раз за разом – крепостные стены были достаточно высокими и крепкими, а запасов смолы, оружия и провианта хватало на несколько недель, а то и месяцев. Но москвичей погубила доверчивость. Поверив обещаниям Тохтамыша и заверениям пришедших с ним суздальско-нижегородских княжичей, шуринов Великого Московского князя Дмитрия, которого в тот момент не было в городе, они открыли ворота. Предложение врага было заманчивым – татары признают свое поражение и готовы закатить пир в честь окончания сражения. Реальность была иной – проникнув в город, они мгновенно напали на жителей.

«Повесть о нашествии Тохтамыша» гласит: «И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика». Напуганные москвичи в панике метались по улицам. Татаро-монгольские воины расстреливали беззащитных людей из луков, рубили саблями, кололи ножами, топили в Москва-реке. Разграбив здание, они поджигали его. При грабеже каждому позволялось взять себе столько добра, сколько он может унести. В отчаянии горожане пытались найти убежище в церквях, но ханские воины вламывались туда и продолжали убивать, не щадя ни грудных младенцев, ни немощных стариков. Не упускали они и случая поживиться церковной утварью. Над иконами, сорвав с них оклады из золота, серебра и драгоценных камней, захватчики глумились, топча их ногами.

За несколько дней резни, грабежей и пожаров были убиты более 24 тысяч человек – больше половины населения тогдашней Москвы. Оставляя выжженный и опустошенный город, завоеватели увели с собой сотни человек в качестве рабов и вывезли не только княжескую казну, но и все мало-мальски ценное.

Польско-литовская оккупация

Причиной и в этом случае стал «человеческий фактор». Смутные времена, наступившие после окончания царствования Ивана Грозного, раздоры между знатью, бесконечные крестьянские бунты привели к тому, что Москва фактически не имела реального правителя. Власть захватила Семибоярщина, призвавшая на русский трон ставленника Речи Посполитой Владислава, сына короля Сигизмунда. Поэтому в сентябре 1610 года польско-литовские войска вошли в Москву, не встретив сопротивления. В столице они пробыли почти два года.

Четыре полка – около 7200 человек, бойцы панцирных и гусарских хоругвей, пехотинцы, гайдуки – расселились в жилых домах и Новодевичьем монастыре. Большинство военных обустроились с комфортом, у каждого из них были слуги и даже женщины легкого поведения, присоединившиеся к войскам в дороге. Население же встретило незваных гостей без восторга, тем более что «гости», почувствовав себя хозяевами, грабили и избивали местных жителей, соревнуясь в изощренности издевательств.

Однажды польский часовой, перебрав спиртного на посту, принялся палить в икону на Никольских воротах. Другой боец Речи Посполитой, торгуясь с продавцом на рынке, спровоцировал кровопролитную стычку, в которой погибли пятнадцать москвичей. Уже эти два инцидента красноречиво показывают, каков был уровень дисциплины в войсках оккупантов.

Хоть как-то примирить «гостей» с местными жителями и обеспечить соблюдение законов призван был польско-русский военный трибунал. Но наличие в рядах «судей» русских перебежчиков и предателей Григория Ромодановского и Ивана Стрешнева только усиливало презрение москвичей.

В марте 1611 года авангард Первого народного ополчения, объединившего под своим крылом разрозненные группы недовольных, подошел к Москве. Поляки приказали местным извозчикам подвозить на санях пушки и устанавливать их на стенах и валах. Большинство с негодованием отказались. Некоторые поддались запугиваниям, но затем принялись сбрасывать пушки вниз. В ответ польские солдаты стали расстреливать извозчиков. И тогда под набат колоколов московских церквей москвичи подняли вооруженное восстание.

Поначалу поляки вынудили восставших отступить в Белый город. Но затем на помощь подоспели ополченцы во главе с князем Пожарским. Теперь уже настала очередь отступать для самих польских солдат.

Не найдя лучшего способа удержать контроль над ситуацией, поляки подожгли город. Пожары полыхали три дня. В общей сложности во время московского восстания погибли около семи тысяч горожан.

Вскоре, в апреле-мае, Первое народное ополчение совершило первый удачный штурм, освободив бо́льшую часть Москвы. Польско-литовский гарнизон спрятался за стенами Кремля и в Китай-городе, некоторое время держа оборону. Вместе с поляками в Кремле находились участники Семибоярщины и боярыня Ксения Романова с сыном-подростком Михаилом. По иронии судьбы будущего царя меньше чем за два года до восшествия на престол защищали от его народа.

Количество осаждающих превышало 20 тысяч человек, а еды катастрофически не хватало. Умирающие от голода солдаты питались собаками, кошками и крысами. Существует легенда, что измученные поляки съели кожаные переплеты книг из библиотеки Ивана Грозного – полумифической Либереи. Отмечались случаи каннибализма: один из осажденных вспоминал, что «пан войсковой» отдал на съедение солдатам двух, а затем еще трех «колодников».

Решающий удар нанесла аномально холодная зима 1611-1612 годов. С морозами пришли и перебои с поставкой продуктов, и теперь от голода страдали не только осажденные, но и москвичи за пределами крепостных стен. Процветала спекуляция. Нередко люди поедали трупы павших лошадей, домашних животных, а иногда и собственных соседей, умерших голодной смертью.

Однако в конечном счете природные катаклизмы сыграли русским на руку. Не выдержав лишений, остатки чужеземной армии бежали или сдались в плен. Их мог бы спасти обоз с провиантом, но он застрял всего в двух километрах от места сражения с ополченцами. «Подоспевшие» продукты достались уже победителям.

Захват Москвы Наполеоном: победа или поражение?

Наполеоновская оккупация продолжалась всего пять недель – со 2 (14) сентября до 8 (20) октября 1812 года. Кутузов отказался от идеи сражения за столицу и отступил, позволив французам беспрепятственно войти в город. К этому моменту Москва в буквальном смысле опустела – жители покинули свои дома, оставив бо́льшую часть вещей. В печах горел огонь, были накрыты столы, но в домах была пронзительная тишина.

Наполеон, удивляясь столь легкой победе, вошел в город. Но радость была недолгой - уже на следующий день начали вспыхивать пожары. Возвращающиеся крестьяне занимались мародерством, нападали на захватчиков, а те мстили им с необычайной жестокостью. Ситуация накалялась и в буквальном, и в переносном смысле, огонь охватывал все больше улиц, а стычки превращались в масштабные битвы. Военно-полевыми судами были приговорены к смерти более 400 человек из числа местных.

Французы сознательно размещали солдат и лошадей в церквях – так, в конюшню был превращен Успенский собор. Они согревались, сжигая деревянные реликвии, и переплавляли в специально установленных горнах церковную атрибутику из золота и серебра в слитки, которые потом легко было унести с собой. В Архангельском соборе французские гренадеры в поисках драгоценностей осквернили некрополь с царскими усыпальницами. В алтаре Казанского собора на место уничтоженного престола водрузили лошадиный труп.

В фактически превращенном в казарму кремлевском Сенате наполеоновские солдаты развлекались, круша мебель, постели же себе они устраивали из книг и архивных документов. Шеститонную статую Георгия Победоносца, венчавшую купол Сената, расчленили и упаковали в два огромных ящика для последующей отправки во Францию. Дальнейшая ее судьба до сих пор остается для историков загадкой. Та же таинственная участь постигла крест колокольни Ивана Великого, который Наполеон якобы хотел воздвигнуть над парижским Домом инвалидов, и многие другие реликвии, вывезенные французами из Москвы.

Вопреки всему французское командование стремилось сохранить видимость нормальной жизни. Чтобы обезвреживать смутьянов, были организованы патрули. Именно один из таких отрядов спас императора от неминуемой гибели, выведя его из огненной ловушки, в которую свиту Наполеона завел хитрый горожанин. Перед этим Бонапарт один раз уже чуть не погиб в огне – в самом начале пребывания в русской столице его выгнала из только что захваченного Кремля буря, гнавшая пламя пожара на крепость.

Оккупационные власти учредили Московский муниципалитет, в котором служили местные купцы. Основной его целью был поиск продовольствия и снабжение армии Бонапарта. Свет увидело множество указов, требующих немедленно: 1) подать коменданту рапорты «обо всех русских, находящихся у них, как о раненых, так и здоровых»; 2) составить отчеты «обо всех вещах, принадлежащих казне»; 3) сообщить о «мучных, ржаных и питейных припасах», точно подсчитать их количество и установить местоположение; 4) «объявить и представить» главе муниципалитета «все оружие».

Комендант обещал, что «спокойные жители Москвы не должны сомневаться в сохранности их имущества». Однако это оказалось ложью – размах мародерства поражал воображение даже опытных вояк.

Будучи опытным полководцем, Наполеон понимал, что удержать столицу зимой не получится. Морозы, отсутствие доступа к провизии и отчаянное нежелание местного населения подчиняться – все это могло привести только к человеческим и финансовым потерям, а затем и к полному разгрому. Поэтому он отступил, прихватив имущество генерала Ростопчина, в том числе и оружие, которое тот оставил для собственной защиты, отказав в помощи Кутузову. Уход французов был не менее впечатляющим, нежели вторжение, – было приказано сжечь город дотла и взорвать каменные стены Кремля. Но полностью удалось уничтожить лишь Водовзводную башню. Остальные строения пострадали не так сильно и в дальнейшем были реконструированы, хотя некоторые при этом по воле архитекторов частично изменили облик.

После ухода Наполеона из Москвы генерал Ростопчин, понимая, что его жадность привела к пополнению оружейного арсенала врага, решил умилостивить горожан и распорядился объявить полную амнистию мародерам. Все награбленное добро выжившие могли без опасения оставить себе. Развернулся невиданный до сих пор базар, где удачливые горожане обменивали, продавали или попросту пропивали свои «находки».

Читайте также:

исправить оишбку

cyrillitsa.ru